A
A
A

Письма к Вере Николаевне Зарудной [30]

 

8/XII—50

Простите за промедление ответа. Искушения Ваши в начале новой жизни только подтверждают закон, что “вся­кому доброму делу или предшествует, или последует искушение”. Не помню, хотел ли я побранить Вас за праздно- или вреднословие, но хвалю за молчание, которому недостаточны никакие похвалы, особенно, если к молчанию языка постепенно присоединяется молчание ума. Это предельное состояние, к которому мы должны стремиться  все по мере  сил. Вы понимаете,  о чем речь! Это делание (молчание ума ко всему, кроме молитвы Иису­совой) и может “приусвоить” человека к будущей жизни.

Н. или и другим, которые беднее Вас, пошлите сами какой-либо подарочек в компенсацию.  Блаженнее есть па­че даяти, нежели прииматизнаете, кем и где сказано? Поищите в Деяниях св. апостолов.

Никак не смущайтесь, что Вы питаетесь разнообразной духовной пищей. “То одно, то другое”. Это не плохо. Так советует и опытнейший из подвижников Варсонофий Великий. Лишь бы не праздно проводить время. Почитать старушке слепой, если она желает этого, есть де­ло любви, которая выше молитвы.

Не ходить по знакомым без крайней нужды не есть черствость, а исполнение заповедей свв. Отцов.

Юлию и мне жаль, а Господу еще более жаль, однако Он требует от нас отвержения от себя, т.е. ветхого человека и попускает людям скорби и болезни в их пользу. Его же любит Господь — наказует...

В церковь не оставляйте ходить, пока есть силы. Хоть сидите там, но старайтесь бывать. Скорее пройдет вре­мя, с большей пользой. Там старайтесь творить без рассеяния молитву Иисусову.

Подсунуть книгу многословным посетителям — дело хорошее, можно иногда предложить вместе прочесть ка­нон или подобное. Спрашивать жребием надо редко, в исключительных случаях. Надо руководствоваться заповедями Евангелия, св. Отцов и духовным рассуждением с молитвой. Ваше послушание (да и всех нынешних “подвижников”) заключено в послушании Господу, через послушание Его святым заповедям  в каждый  момент жизни. Ведь и послушание отцам в этом же заключается, через отцов мы слушаем Господа. Отцы только понятнее к каждому состоянию должны разъяснять заповеди, но нынешние руководители (разумею себя) не умеют этого делать, а лишь заменяют книгу.

Вот, кажется, я ответил последовательно на все вопросы, затронутые в Вашем письме.

Да, относительно того — сказать или нет, если собеседник неправильно понимает что-либо? — Можно по любви постараться исправить, если их взгляды противоречат Свящ. Писанию или Преданию, задавая им вопросы и в качестве поучающегося разобрать совместно. Если упорствуют, то не настаивать.

Простите меня. Прошу св. молитв.

Бодрствуйте, отгоняйте прилоги именем Иисусовым. Обышедше обыдоша мя... Жалейте и пригревайте скорбящих. Без любви все делание бесполезно по слову ап. Павла. Успех духовной жизни измеряется глубиной сокрушения сердечного и смирения, без коих все суета или прелесть.

Володя купил пять томов Игнатия Брянчанинова.

---------------------

29/1—51

Отвечаю на Ваши недоуменные вопросы. Прежде всего, напомню Вам, что я ни от кого не требую безусловного исполнения своих советов. Совет есть совет, а решение окончательное принадлежит спрашивающему. Совет От­цов святых и мой личный опыт показывают, что чем меньше выходов из своего угла и меньше разговоров до­ма или вне — тем лучше. Вы тоже из выходов и разговоров выносили одно смущение, расстройство и ослабление внутреннее и внешнее. Вывод ясен. Если кто понудит пойти одно поприще, по заповеди Евангелия, можно пой­ти, а просто в угоду мирских людей, которых и враг мо­жет подослать, расстраивать себя — нет смысла.

Что пользы, если приобретете весь мир, а душе своей повредите, а вы вредите и душе и телу неполезными хож­дениями. Еще: если глаз ... соблазняет тебя... Сообразите все это и поступайте ради Евангелия, а не ради человекоугодия. Думаю, что и дедушка[31] так же скажет. Наверно он понял из Ваших или чужих слов, что Вы в затвор уходите, я тоже против этого. Вы далеко не доросли до затвора. Речь идет только о бесцельных выходах и разговорах.

Такие фразы в Ваших письмах: “ничего не выйдет из моей новой жизни”, “начинаю сама пугаться себя и сомневаться в своих возможностях” и под., показывают, что самое основное в Вашей духовной жизни, фундамент — гнилой. От того у Вас и “не мирно на душе”. Из этих фраз  видно, что Вы что-то  вообразили  о себе, чего-то  ожи­даете, что-то особенное видите в своей новой жизни и проч. Вот это и пугает дедушку, этим он и обеспокоен. И я начинаю беспокоиться. Что Вы думаете о себе?

Вот как Вы должны чувствовать и мыслить о себе: “Гос­поди, прожила я всю жизнь свою в рассеянности, в постоянном нарушении Твоих святых заповедей, а покаяния до сих пор истинного нет, смирения нет, любви нет. С чем предстану я, Господи, пред Тобой? Даруй мне хоть отныне положить начало покаянию, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, приими мя, яко мытаря, разбойника, блудного сына. Спаси мя, ими же веси судьбами”. Если Господь даст Вам сердце сокрушенное (от чего родится и смирение), тогда ясно увидите, что Вы хуже всех, что никого Вы не можете учить и осуждать, почувствуете, когда Вам надо кого навестить или остаться дома, т.к. будете делать ради Бога, а не по себялюбию или человекоугодию.

Просите у Господа покаяния, сердца сокрушенного, постарайтесь понять, почему величайшие святые постоянно плакали о грехах своих. Чаще вспоминайте, что сде­лал для Вас Господь, придя на землю и распявшись за Вас, и чем Вы воздали Ему. Сознавайтесь и сознавайтесь пред Ним, что Вы имеете неоплатный долг, которого никакими (тем более “добрыми делами”) подвигами, никакими “всесожжениями” [Пс. 50] не уплатите. Единственно, что остается нам - умолять о прощении неоплатного долга, сокрушаться и смиряться пред Ним и его образом — че­ловеками. Сердце сокрушенно Бог не уничижит. Вот Ва­ше де­лание. Все прочее — прелесть, обман себя, а как следствие отсюда идет потеря мира душевного, маловерие, осуждение ближних и прочее зло. По плодам узнается дерево.

Страх, даже ужас пред смертью есть следствие неправильного устроения. Пока Вы будете надеяться на свои дела и подвиги — Вы не сможете быть покойной. Ни один человек от создания мира не спасался своими делами. Нас спасает Господь. Ему мы и должны вверять се­бя и свою судьбу и здесь, и по смерти. А если вверяем себя Ему, то по силе своей должны и поступать так, как Он велит, т.е. понуждать себя к исполнению Его свя­тых заповедей, а в нарушениях вольных и невольных искренне каяться. Если это устроение будет не в голове, а внедрится глубоко в сердце, то Вы будете покойны везде и всегда. Ваша душа в руках Господа. Кто может повредить ей?! Но это состояние не сразу дается. Будете искать — найдете.

Вы спрашиваете, что такое “добрые дела”. Для христианина только те дела добрые, которые делаются во исполнение заповедей евангельских, следовательно, во исполнение воли Божией. Убить человека по воле Божией есть добро, а без воли Божией, вопреки воле Божией спасти от смерти человека — есть зло. Но нужно знать волю Божию, а не свою творить. Откройте Ветхий Завет и там найдете множество примеров. А в Евангелии вспомните, что сказал Господь ап. Петру, пожалевшему Господа?

О телесных подвигах Вам нечего думать. Тело нуж­но больному человеку всячески поддерживать, чтобы оно не стало помехой внутреннему движению. Мешает и слиш­ком здоровое тело, тогда его надо утеснять. Это яс­но.

В положении М. должно говорить: “Достойное по де­лам моим приемлю”, “Господи, да будет воля Твоя святая”, “Господи, делай со мной, что хочешь, только спаси меня”, а не бунтовать и диктовать Господу, что от гордости происходит.

Будьте попроще, а не копайтесь в мелочах, сознавайтесь перед собой и перед Господом в своей негодности и бесконечной задолженности, отдавайте себя и близких в руки Божии; всё: вхождение и исхождение — делайте ради Бога, а не по другим мотивам, сокрушайтесь всегда, что во всем Вы поступаете не так, как должно бы; словом, смиритесь пред Господом и людьми — и найдете покой здесь и Царствие Божие по смерти.

-----------------------

28/II—51

Получил Ваше письмо, посочувствовал Вашей скорби, причиной которой было не мое письмо, а Ваше душевное устроение. Вы, как мне кажется, не поняли моего пись­ма, иначе не скорбели бы так и не так плакали, а просто приняли бы к сведению, а если нашли бы справедливым, то и к исполнению. Вот я перепишу Вашу фра­зу: “Разве можно так хлестнуть, можно привести в от­чая­ние — “фундамент всей жизни гнилой”. Если вы идете по лесу, и Вам кто-то скажет: “Не идите влево по дороге, там опасно: болото и масса змей, а лучше идти вправо” — назовете ли человека этого жестоким и его фразу — плеткой?

Потом, подчеркнутая фраза, мне кажется, искажена. Речь шла о той жизни, какая началась у Вас с оставлением службы. Гнилой является мысль о каких-то особых достижениях и стремлениях, причем ставится вопрос и о том, “могу ли я то и то”, “будет ли от меня толк” и прочее подобное, в чем кроется мысль о какой-то особенной подвижнической, или что-то в этом роде, жизни. Тогда как надо думать о том, с чем мы предстанем пред Господом? Долг наш неоплатен, сил нет, ничего нет, что­бы оплатить. Остается плакать (не об обидах) пред милосердием Божиим и умолять о прощении.

В этом, и только в этом, и должна заключаться вся задача оставшейся жизни. Господь дает Вам на это свободное время, освобождает  от забот  о тленном. По силе своей старайтесь всю Вашу жизнь превратить в покаяние. Молитесь ли, делаете что доброе, выходите куда, старайтесь делать как грешная, непотребная, худшая всех ра­ба. Если откуда будут скорби, телесные или душевные  — го­ворите се­бе: “Я достойно получаю по грехам моим, за­служиваю гораздо большего наказания; благодарю те­бя, Господи, что милостиво меня наказываешь для очищения грехов моих”.

Вот этот фундамент, вот эта дорога — правильны. Ес­ли не будет покаяния во всем — то все гнило, все непотребно, приведет не к цели, а отведет от нее. А цель — получить прощение всех грехов и через Крест Христов наследовать Царствие Божие по смерти. Этого желаю Вам и себе от всей души.

За все недолжное (мысль, чувство, слово, взгляды и проч., и проч.) немедленно мысленно от всего сердца вздох­ните к Господу и попросите прощения — и довольно. Не копайтесь больше, не разбирайте: я такая, я ся­кая.  Все равно, мы себя не знаем и не можем правильно судить о себе. Господь  — наш Судия. Наше дело просить  за все прощения, а осуждать кого-либо, даже себя чрезмерно, — запрещено.

Вы вовсе не жестоковыйная, а как и все: добро перемешено со злом, жив ветхий человек, а новый еще младенец. Предадим себя и своих Христу Богу и по силе бу­дем делать и каяться в своем недостаточестве и своих погрешностях. Для Вас пост должен быть внутренний. Он труд­нее внешнего, поэтому люди и предпочитают внешний. Всячески поддерживайте телесные силы, чтобы быть способной и к внутреннему деланию.

Господь да поможет и вразумит, и благословит Вас.

-------------------

18/XII—51

Как стеснен отец Всеволод, так и многие; что возможно с ним, то и со многими.

Нет никаких оснований христианину отчаиваться, так­же и Вам. На все Ваши состояния скажу одно: все, даже свя­тые, нуждались в покаянии, тем более все мы. Обнажайте себя со всеми недостатками, грехами, сомнениями и проч., и проч. Обнажайте себя пред Богом с покаянием, с молитвою: “Господи, прости, Господи, помилуй, Гос­по­ди Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную” и проч. Это состояние (если оно для Вас понятно) может заменить все Ваши правила и проч. Они (т.е. правила) и дол­жны привести к этому. Других же людей не осуждать и су­дить надо, а если вспоминаете о них, то молитвенно вздохните о спасении их и так заградите помысл осуждения. Читайте и слушайте Евангелие. Люди должны толь­ко облегчить послушание Евангелию, а не требовать послушания себе. К послушанию “во всем” теперь никто не способен. Покаяние все заменит.

Людям не открывайте себя. Господь да вразумит Вас и да спасет.

Не мечтайте и не праздномыслите, по силе боритесь с этим.

------------------------

21/X—52

Не унывайте, чаще вспоминайте, что жительство наше на небесах. Читайте иногда жития святых. Это освежает человека.

Не придавайте значения отношениям с людьми. Старайтесь относиться ко всем дружелюбно, и все оставляйте на волю Божию. Чаще обращайтесь мыслью и сердцем к Богу. Во время уныния читайте хоть сидя, даже лежа Псалтирь, как говорилось.

Будьте здоровы. Господь да благословит и сохранит Вас.

-----------------------

29/10—53

Мир Вам! У нас пока все по-старому. Празднословие, клевета не перестают, что вполне в порядке вещей мира сего. Нельзя ли сфотографировать портрет игум. Арсении, как мы сделали с Игнатия Брянчанинова?

Есть такое положение у опытных: “Если нет покаяния (искреннего, постоянного), то есть прелесть”. Слезы фальшивые очень и очень могут быть - чистых слез достигают единицы, а плачут все. Надо в отношении о. Всеволода всегда делать поправку на его болезнь и занятность, если не можете принять как должное его, иногда, резкость и суровость.

Не требуйте от себя много. Больше берите покаянием. Всегда мы рабы неключимые. Держать это сознание лег­че, когда видим во всем свое недостаточество. А когда будем видеть себя хорошими, то без сомнения находимся в прелести.

Будьте здоровы и не унывайте. Дана заповедь, если уж не можем радоваться всегда, то хоть не унывать, а главное, надо за все благодарить. Вам это особенно надо: Вы обеспечены материально, имеете отдельную комнату, имеете друзей. Как не благодарить за все это! А уныние есть скрытый ропот. Избави Бог от этого.

Господь да благословит Вас и оградит от всякого зла.

-------------------------

18/XII—53

Ведите себя на молитве и всегда в соответствии с состоянием мытаря. Не лезьте вперед в духовных состояниях. Если вышли из настроения мытаря в чем-либо, особенно в молитве, то, значит, встали на путь лжи и прелести.

Я просил одну тетку писать по линиям, а не лепить между ними, но она так скупа, что, подобно Плюшкину, боится потратить лишний листочек бумаги.

Благодарю за память. Привет и Божие благословение всем.

--------------------------

11/I—54

Получил Ваше письмо об о. Всеволоде. Уже то, что Вы неспокойны, свидетельствует о Вашей неправоте.  Лицемере, из­ми первее бервно из очесе твоего, и тогда узриши изъяти су­чец из очесе брата твоего. Здесь указывается на глубокий психологический факт. Если человек с помощью Божией очистится от греха и тем самым будет чисто смотреть на все, то: 1) все покажется ему в другом свете и тогда толь­ко он даст правильную оценку всему, 2) тогда в сердце его  будет одна любовь ко всей твари и непостижимая жалость, и желание, чтобы никто не страдал, никто ни в чем не потерпел вреда (см. Исаак Сирин, сл. 48). Только тогда и можно учить ближнего (да и то по указанию благодати Божией), и тогда слово будет действенно, полезно, будет исцелять, а не ранить. А пока не достигнем такого состояния — надо не лезть в учителя. Если бы Вы побольше молчали с о. Всеволодом и только кратко отвечали, если Вас спросят (да и то следовало бы говорить не как свое, а как мнение тех или других святых Отцов), то и о. Всеволод к Вам относился бы иначе, да и сказанное Вами мог­ло бы заставить его призадуматься или заинтересоваться теми, на кого Вы ссылались.

Преподобный Нил Сорский никогда не отвечал от себя, а только излагал мнение св. Отцов. Если у них не находил сразу решения, то и он не давал ответа, пока не найдет мнения св. Отцов о данном предмете. А мы сами ничего не зная, по слуху или просто потому, что “мне так кажется”, говорим целую кучу. Умный человек сразу поймет легковесность наших слов и нас осудит. Им надо или доказать Ваше мнение, или сослаться на достаточный авторитет. Могли Вы это делать? Конечно, нет. Так и не удивляйтесь его холодности.

У Вас слишком много сору в голове или, лучше сказать, в сердце, поэтому в особенности надо молчать. Только на прямой вопрос можно очень кратко ответить, ссылаясь на свое незнание (что поистине так!), только бы не оскорбить человека молчанием. Все мы находимся в “злейшей прелести”, по выражению преп. Симеона Нового Богослова, т.е. во тьме, в заблуждении, в рабстве у дьявола. Только немногие бывают освобождены Господом от этого состояния. Как же слепой может вести слепого? А Вы все всех учите. Перестаньте!

Мытарь не учил, а с сокрушением говорил: Боже, милостив буди мне, грешному, говорил не только в церкви, а и всегда имел это устроение (иначе и в церкви не мог бы так молиться). Мог ли он, да и всякий в таком состоянии, учить других? Ясно, нет. А для находящихся в рабстве у греха и дьявола только и есть правильное состояние — состояние мытаря. Когда оно охватит всего человека, тог­да только в нем будет совершаться сила Божия. Сила Моя в немощи совершается, т.е. когда человек придет в состояние мытаря (в смирение)тогда в нем будет совершаться сила Божия и выводить из Египта в землю обетованную. Другого пути нет. Если я пишу Вам это, то на правах ду­ховника. Простите.

Господь да хранит Вас и вразумит на все благое. Привет и благословение Божие Вам и всем знакомым.

Поклон дедушке [о. Всеволоду]. Прошу вспомнить обо мне.

----------------------------------

25/Х—54

Как Ваше здоровье? Унынию не поддавайтесь. Чаще вспоминайте смерть и все последующее, тогда земное будет терять свою значимость. Трудно переживать осень старому и больному.

Да поможет Вам Господь во всем и да управит путь Ваш ко спасению.  Господь да благословит Вас.

-----------------------------------

10/XI—54

Что Вы смущаетесь, что много спите и отдыхаете? Отдыхайте столько, чтобы почувствовать силу помолиться или что-либо по дому сделать. Если налагать на тело сверх его сил, то получите омрачение духа и еще худшее ослабление тела. Не требуйте от себя больше, чем можете. Надейтесь на милосердие Божие, а не на свои добродетели. Покаяние дано нашему времени взамен дел, коих не стало. Покаяние же рождает смирение и надежду на Бога, а не на себя, что есть гордость и прелесть.

Всякое смущение от врага. Не надо останавливаться на смущении и изнывать в нем, а отгонять его молитвою. На исповеди от Вас требуется перечислить те грехи, которые остались в памяти и тревожат совесть, а прочие общим итогом исповедать: словом, делом, помышлением согрешали. Вот и достаточно для Вас. А смущение после исповеди или от врага, или от сознательного скрытия каких-либо грехов. Если скрыли — в другой раз исповедуйте всё, и сокрытое, а если этого нет, то и обращать внимания нечего, а гнать, как и все прочие вражии мысли и чувства. Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им.

Быть искренней, значит не лгать пред Богом, не оправдывать себя, не лукавить, а предстоять такой, какая есть, со всеми мерзостями, и просить прощения и помилования.

У Игнатия Брянчанинова в пятом томе сказано: вера в истину спасает, а вера в ложь губит. Исключения в счет не идут. Ослицы не часто наставляют на истину, как было с Валаамом.

Если плохо (холодно) обошлись с человеком, то хоть при уходе извинитесь, объясните своей болезнью. Грех про­тив ближнего очень тяжело ложится на совесть. Да и Господь прощает такие грехи только тогда, когда мы сами примиримся с ближним.

Простите. Господь да благословит Вас и вразумит на все доброе.

-------------------------------

12/XII—54

Не могу заставить себя прочитать вторично Ваше пись­мо, чтобы на все ответить, да и не считаю полезным, серь­езным и нужным. Ответ был и остается один и тот же: не ищите от себя больше, чем можете дать. По немощи телесной и душевной достаточно для Вас будет с полным сознанием говорить как можно чаще во всех положениях и состояниях, и местах: “Боже, милостив буди мне, грешной”. Этого вполне достаточно и для разбойников, чтобы получить прощение грехов, а тем более для тех, у кого нет смертных грехов. А Вы все ищете чего-то, чего и сами не знаете или на что заведомо не имеете сил.

Не уны­вайте, чаще вспоминайте о смерти и предстоянии пред Богом. Постов не соблюдайте телесных, а сохраняйте по силе душевный пост: воздержание языка, очей, ушей, воздержание от лакомств, осуждения и проч., и проч. Этот пост доступен и больным, а нужнее телесного, тем более при Вашей слабости.

--------------------------------

14/XII—54

Грядущего ко Мне не изжену вон. Вы всю жизнь стремитесь к Господу, веруете во Христа, стараетесь жить по заповедям Его, каялись и каетесь в нарушениях заповедей, исповедуете более крупные грехи в Таинстве исповеди, не один раз причащаетесь. Зачем же Вам унывать, отчаиваться в спасении? Вы скажете, что грешны. Но все грешны, и Господь сказал, что пришел спасать не праведников, а грешников, т.е. тех, кто сознает себя грешниками. Зна­чит, Ваше сознание себя грешной (а не пустые слова “я грешница”), сознание столь сильное, что его враг использует, чтобы ввести Вас в отчаяние — это сознание есть но­вое основание для надежды, что Господь спасет Вас, как  спас сознавших себя грешниками: мытаря, блудницу, блудного, разбойника и др. Плохо, очень плохо, если кто считает се­бя хорошим (как фарисей, например), если у кого не болит сердце о своей греховности, если кто с поднятой головой идет навстречу смерти. Так, фарисеи считали себя чадами Авраама, несомненными наследниками Царствия Божия, а Господь назвал их чадами дьявола и осудил, если не покаются, в геенну.

Все мы много согрешаем, — сказал апостол Иаков. Что же дру­гое можем сказать мы с Вами? Согрешаем, но сознаем, каемся, сокрушаемся об этом, припадаем к Господу и просим прощения, и... Господь прощает, прощает ощутимо для сердца, снимает тяготу греховную, как снимают тяжелую ношу с плеч, — и ясно чувствуем облегчение. Нам на­до чаще благодарить Господа за все, что Он сделал для человечества и для нас лично, сделал и делает постоянно всем, а особенно верующим в Него, принадлежащим Св. Православной Церкви. Всякое дыхание да хвалит Господа!

Мне думается, что о. Всеволод провел такую чистую, святую жизнь, что душа его (сердце) не имела повода сильно сокрушаться, и потому ему непонятна скорбь, болезнь о гре­хах, почти отчаяние кающихся. Про таких Игнатий Брян­чанинов приводит такое выражение старцев: “Свят, но неискусен”. Такие, как о. Всеволод — одиночки. Общий же путь — в свое время глубоко осознать свое падение, пор­чу всего человечества и самого себя, осознать свое бессилие выйти из этого состояния испорченности и греховности, глубоко перестрадать это, придти почти в отчаяние, смириться и пред собой и ближними, и пред Богом, и припасть, как блудница, к стопам Спасителя без слов, без оправданий, с одним сердечным воплем: Боже, милостив буди мне, грешному. Тут только человек познает, как милостив Господь... Познает, что человек спасается не своими добрыми делами, а непостижимым милосердием Божиим.

Скоро нам предстоит умереть. О каких подвигах мо­жет быть речь теперь нам, больным, слабым и искалеченным? Нам осталось терпение да воздыхание: Боже, милостив буди нам, грешным! Твердо надейтесь, что если умрете с таким настроением — войдете в Царствие Божие, избежите врагов спасения.

Для больных пост не установлен.

Если Господу угодно, я приеду в Москву. Напишите, когда Вам будет очень плохо. Может быть, можно будет совместить мои дела с Вашей нуждой. Во всяком случае, будьте спокойны и уверены, и знайте, что я на правах Вашего духовника “прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих во имя Отца и Сына, и Святаго Духа. Аминь”.

Господь да благословит и утешит  Вас Своею  милостию.

Скажите Юлии, что по свойству ее души Господь ведет ее к спасению не тем путем, каким ей хочется. Нашему поколению Господом допущен путь, предсказанный дав­но: вера и безропотное терпение скорбей и болезней. Лич­ный же подвиг мы не можем вынести — впадем в высокоумие и погибнем в духовной прелести. Надо смириться перед определениями Божиими о нас, принимать посланное как самое полезное, без чего не спастись, и благодарить за это Бога.

-----------------------------

16/XII—54

Мир Вам и спасение! Что это Вы унываете? Всю жизнь стремились к Господу, а теперь теряете надежду на милосердие и любовь Божию. Разве люди спасаются своими подвигами? Все, даже святые, спасаются Спасителем за веру в Него и покаяние.

Будьте мирны и надейтесь на Христа. Что беспокоит совесть, то исповедуйте, а прочее — общим итогом. Господь знает все и за веру и покаяние прощает все и принимает в царствие Небесное, не лишит Он этого и Вас.

Уныние и безнадежие от врагов. Святые Отцы предупреждают, что перед смертью, когда человек ослабевает — враг особенно борет, даже крепко верующих, неверием и безнадежием. Боритесь с врагом именем Божиим.

Господь да хранит Вас и утешит, и укрепит. Привет знакомым.

------------------------------

2/IХ—55

Поздравляю с Новым годом и с наступающими праздниками. Желаю Вам обновиться духом через смирение, ибо только рукою смирения человек может принять безвредно для себя любые дары от Господа.

Вы обижаетесь, что я не пишу Вам. А зачем писать, ког­да Вы (да и другие также) не выполняете ни одного совета, предлагаемого Вам, даже не делаете ни малейшего усилия испробовать. Сколько раз я говорил Вам, чтобы Вы никого не учили. А Вы лезете не в свои дела, свысока не только поучаете, но и обличаете даже, да еще в повышенном тоне. А результат? Сами смущаетесь и страдаете, и других приводите в такое же состояние. Вот плоды Вашего делания.

Точно также не раз говорилось Вам, чтобы Вы раз и навсегда признали себя падшим существом, источающим постоянно всякие грехи, и припадали бы к Господу, как мытарь, обнажая себя во всем безобразии ветхого человека и бессилии самой исцелить свою прокаженную душу, и вопили: Боже, милостив буди мне, грешной!

Пророк Давид со слезами взывал, и не только взывал, а рыках от воздыхания сердца: помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, изведи из темницы душу мою (из ка­кой темницы?),  из глубины воззвах к Тебе Господи (из какой глубины?). Давид называл себя блохой во Израиле, псом, червем, имея Духа Святого, а мы, ничего не имея, кроме ветхости, считаем себя великими, способными учить и обличать других. Какая дьявольская насмешка над нами!

Если Вы, как пишите в своих письмах, чувствуете себя совершенно бессильной и по телу и по душе, то почему же не смиритесь пред Господом? Какое Вам дело до других людей, для чего Вам нужно, чтобы о Вас думали только хорошо, что пользы, если весь мир будет хвалить Вас, а Господь скажет: не знаю вас... Зачем и Вы сами себя хотите видеть во всем хорошей по-мирскому? А по-духовному хорош только тот, кто искренне от всей души считает себя хуже всех. Это учение Евангелия, учение всех святых Отцов.

Считайте себя достойной, заслуживающей ада и умоляйте Господа, чтобы не воздал Вам по заслугам, а помиловал Вас не по каким-либо заслугам, добродетелям мнимым, а исключительно по милости Своей. Что говорит Сам Господь Иисус Христос:  Аще сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко раби неключимы есмы, яко еже должни бехом сотворити, сотворихом. Это значит, что если бы мы исполнили все заповеди, то и тогда должны были бы считать себя рабами, обязанными (как рабы) исполнять волю Господа Своего, а получить от Господа особые милости или наследовать царствие Божие есть дело милосердия и снисхождения Божия к нам, а не плата за на­ши труды. Но мы не исполнили ни одной заповеди, а если что сделали, так отравили тщеславием или человекоугодием, или расчетами. Почему же мы считаем себя высокими? Почему не обнажаем пред Господом своих язв и не умоляем Его о помиловании, а все хотим являться пред Ним и пред людьми хорошими?

Смиритесь, считайте себя достойной ада и с сокрушенным сердцем умоляйте Господа о милости, как мытарь, блудница, разбойник, блудный сын, и Господь помилует Вас, и еще здесь сердцем почувствуете это и успокоитесь. Сие буди, буди! Аминь.

Простите меня.

-----------------------------

18/II—55 г.

Мир Вам. Спасибо за гостинцы. Зачем Вы затрудняете себя и других посылками. Мы Вас и так помним. Живем по старому. Нового ничего. О всяких вопросах Ваших, касающихся внутренней жизни, скажу одно: живите тихонько, как живете, и как Господь приведет. Никого не обижайте и не судите, где представится случай — окажите любовь к ближнему по силе своей. В недостатках своих сокрушайтесь пред Богом, предавая себя и всех Его Святой воле. В учителя не лезьте, а спросят искренне — ответьте, как сумеете, с внутренней молитвой. Будьте про­ще. Открывайте себя всю Богу. В мелочах своих не копайтесь. Все мы грешны и надеемся на милость Спасителя. Зачем суетиться?

Не устанавливайте себе обязательных правил, а по со­вету Варсануфия Великого делайте понемногу, к чему есть влечение: немного помолиться, почитать Псалтирь или акафист, немного почитать, потрудиться, погулять (это я от себя), так и проведете день; в чем погрешите, попросите прощения. Господь да поможет Вам!

-----------------------------

Постящеся, братие, телесне, постимся и духовно...” Для  больных, немощных и старых нет телесного поста, да и вреден часто. Надо сделать ударение на душевный пост: воздержание зрения, слуха, языка, помыслов и проч. Это будет истинный пост, полезный всем и всегда.

Сил и так нет, а пост телесный и утомление тела и вовсе не дадут силы для духовного делания.

Желаю Вам здоровья и разума духовного. Господь да благословит и укрепит Вас!

------------------------------

Вы слишком много значения придаете тому, что о Вас думают, что скажут и проч. Какое значение имеет суд человеческий? Что если весь мир будет превозносить ко­го- либо, а Господь скажет ему:  “Не знаю тебя»! Что произошло с фарисеями? Так же бесполезно и в себе копаться да судить себя судом человеческим! Не лучше ли всегда говорить с мытарем: Боже, милостив буди мне, грешному!

Мы каждый день читаем молитву: “Боже, очисти мя, грешнаго, яко николиже сотворих благое пред То­бою...” Кто составил эту молитву? Знаете? Преп. Макарий Египетский, один из величайших Отцов, достигший совершенства духовного, на земле еще живя, был и жителем небесной обители. Вот как оценивали себя и свой труд угодники Божии, друзья Божии.

А мы постоянно ахаем, да охаем: “Ах, я не так сказала! Ох, как обо мне могли подумать...” Как будто мы только в этот раз не так сделали или поступили. А святой Отец говорит: “Николиже сотворих благое пред Тобою, очисти мя, грешнаго”.

Будьте здоровы. Спасайтесь. Все Господь устроит, да добрые люди. Вреда мне никакого не сделали. Привет знакомым. Господь да благословит Вас.

-------------------------------

Мир Вам! Все еще удивляетесь, что много худого проявляется в сердце Вашем по тому или другому случаю. А я всем всегда говорил, что в нас таятся все страсти и грехи, только проявляются они при соответствующих условиях. Прибавьте к этому, что мы находимся под постоянным обстрелом от дьявола, внушающего нам всякие греховные помыслы, влечения, настроения и проч. Блюдите убо, како опасно ходите. Темже мняйся стояти да блюдется, да не падет. Не приходится нам ожидать от себя безгрешия. Не грешим мы только пока держит нас Господь, а как только предоставит нас себе, так мы и валимся в ту или другую яму. Потому-то и велено просить: “Не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго”.

Не удивляйтесь и Вы своим падениям, а смиряйтесь и, как мытарь, чаще говорите: Боже, милостив буди мне, грешной! Люди все считают, что эта молитва не для них, а между тем, по словам св. Отцов, никакая молитва и не принимается Богом, если в ней нет настроения мытаря. Ищут высоких состояний в молитве, а это есть прелесть. Мы так испорчены, грешны, такой неоплатный долг имеем пред Богом, что если бы и всю жизнь неумолкаемо взывали: “Боже, милостив буди мне грешному!” — то и тогда не могли бы считать себя освобожденными от долга. Кроме греховного долга есть еще долг благодарности Господу. Для уплаты этого долга не хватило бы нам и миллиона жизней! Остается поэтому смириться, сознать, что не наши дела спасают нас, а непостижимое милосердие Божие, и в надежде на это милосердие и взывать: “Господи помилуй! Боже, милостив буди мне, греш­ному!” Смиряяй же себя — вознесется в Царствие Божие.

Терпите и надейтесь не на себя, а на Господа. Простите. Господь да благословит Вас.



28004 3355
Поделиться:
  • Скачать книгу в форматах: DOC PDF EPUB
  • Скачать книгу (на французском языке) в форматах: DOC PDF EPUB
  • Избранное. Скачать книгу в форматах:: DOC PDF
  • Письма игумена Никона Воробьёва (Аудиокнига): ZIP


Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/knigi/pisma-dukhovnym-detyam/?text=#">Письма духовным детям</a>