A
A
A

Письма схимонахине Валентине, монахине Марии и Кате.

7/XII—48

Мир вам и спасение, дорогие

мать Валентина, Мариша, Катя!

Благодарю вас за сочувствие. И очень сожалею, что сго­ряча при искушении написал вам и встревожил вас. Правда, я обиделся на начальника[9], узнав кое-что о нем, вернее, о его брате, который плохо влияет на самого начальника. Чтобы остаться в “Окопах”[10], надо было поступить так, как все делают, а я не хочу, вторая причина — боятся меня везде, думают, что все потечет ко мне... Да бу­дет воля Божия. Лучше жить в захолустье, но с чистой совестью, чем в столице, но путем неправым. Люди, в конце концов, только орудия в руках Божиих. И дурные действия Господь направляет ко благу.

Я уже успокоился. Церковь мала, очень мал алтарь в зимней части, неудобно, зато хорош староста, на редкость. Мне не придется много уделять внимания на хозяйство церковное. Он все сделает, и довериться ему вполне можно. Мне было потому еще тяжело, что не было возможности це­лую неделю остаться одному. Жил прежний настоятель. Еще преимущества здесь: близко Москва, летом хорошо, лес рядом, говорят, очень много малины, речка тоже есть, от нас около 1/2 км. Правда, до вас дальше, но что делать. Если угодно Господу, то и опять буду близко.

Уже собираются писать епископу благодарность, что меня послал сюда, но я просил не делать этого и вообще меньше говорить обо мне, неполезно для души... и тела.

Я пока питался с дьяконом и сторожихой, но придется купить керосинку или иначе приспособиться, а готовить самому, к чему я давно привык, так как долго жил один.

В Смоленске я посетил о. Федора, что из Киева. Он решительно говорит, что я в Гжатске буду не долго. Очень он хвалил Киев, а также и приехавшие к нему из Киева хвалили. И меня очень звали туда. Но о. Федор говорит, что пока нет мне пути туда. А где буду — неизвестно. Я од­но­го хочу — пусть меня не трогают. Я рад хоть в деревне быть, лишь бы дали на своей работе трудиться.

Живите мирно, трудитесь, терпите друг друга, боритесь с грехом, понуждайте себя на все доброе и будете причислены к лику мучеников бескровных.

Если м. Валентина приедет, то надо взять комплект постельного белья и все, что ей нужно. А мне, кажется, ничего не на­до. Из книг надо обязательно с этажерки: служба Великого поста и Страстной Седмицы. Точно заглавия не помню - небольшая книжка на этажерке, на средней полке в темном переплете. Да, проповеди тоже с этажерки, на воскресные и праздничные дни, кажется, издание Киевской Академии. А может быть, они и в шкафу на кухне. Еще Авву Дорофея и у Скворца Исаака Сирина. Больше пока ничего не надо.

Кажется, все написал. Благодарю Бога, пославшего ме­ня сюда. Уже вижу большую пользу для себя, особенно от бывшего искушения, не даром сказано:  Любящим Бога вся поспешествуют во благое.

Живите мирно, почитайте друг друга большими и лучшими себя, учитесь смиряться перед людьми и друг другом, и перед Богом. Смиряться не наружно, а внутренне. А наружно будьте просты. Господь да хранит вас всех. Всем моим привет и благословение. Всех помню и люблю. Катя, учись бороться с собой и врагом, не ослабевай.                  

Жду от вас писем.

* * *

XII—1948

Мир вам дорогая мать Валентина и все сестры!

Как вы спасаетесь? Не унывайте и не малодушествуйте. Я из-за себя предпочел бы Смоленск, “Окопы”. Впрочем, на все да будет воля Божия. Я сам не лезу никуда, а хотел бы всецело отдаться на волю Божию во всем, и в большом, и в малом. Советую и вам внедрять в сердце решимость отдаваться в волю Божию, не желать обязательного исполнения своей воли. Тогда будете спокойны и тверды. Если же добиваться своей воли, то всегда будешь в расстройстве.

Соскучился по всем вам. Спасайтесь, живите мирно, сознавайтесь в своей негодности для царствия Божия. Смиряйтесь друг перед другом. Жалейте друг друга. Господь да благословит вас и помилует.

* * *

31/V—49

Дорогие мать Валентина, Мариша, Катя! Мир вам и спасение!

Пождал, пождал я письма от м. Валентины, да так и не дождался. Как здоровье и настроение у вас? Не очень ли меня осуждаете? — Пощадите и простите. Я все больше и больше начинаю видеть и сознавать свою греховность и неспособность ни к чему. Вот почему я, может быть, и вас обижал или неправильно поступал во многом. Говорю это искренне, от всего сердца.

Простите ради Бога и помолитесь за меня.

* * *

28/VI—49

Мир и спасение вам дорогие!

Прошу вас усердно помолиться за Дарью, и при случае осторожненько напоминать ей о том, как святые угодники боролись с помыслами и другими вражиими кознями, как хитер враг, как преображается и в Ангелов, и в людей, и в зве­рей, и проч. и всячески ищет нашей погибели.

Средства борьбы: 1) с силой (с гневом) отвергнуть помыслы и внушения врага и 2) призвать на помощь Господа Спасителя, сознавая всегда свою немощь и греховность. Постоянное внимание себе, нежелание беседовать и смотреть на греховные, даже и  пустые мысли и картины, и призывание от всего сердца имени Иисуса Христа — мо­жет возвести человека на высокую ступень духовной лестницы. Многие так научились сердечной молитве Иисусовой.

Господь молчал, когда его обвиняли, и не ссорился, а для пользы слушателей иногда объяснял дело, но если не принимали Его слов, то отходил. Надо учиться больше молчать и языком, и умом.

Мир вам. Простите. Прошу ваших св. молитв. Господь да благословит и спасет вас.

* * *

25/XII—49

Мир вам и спасение дорогие!

Да благословит вас Господь и подаст всякие блага, временные и вечные.

Как здоровье Мариши и Кати? Пусть без ума не утомляются работой. Это грех. Надо все делать по силам. На телесное все силы убивают, а на душу остается несколько сонных минут. Разве так можно? Надо помнить слова Спасителя: Ищите прежде царствия Божия... и прочее. Это такая же заповедь, как “не убий”, “не блуди” и пр. Нарушение этой заповеди часто больше вредит душе, чем случайное падение. Оно незаметно охлаждает душу, держит ее в нечувствии, а часто приводит и к духовной смерти: пусть мертвые погребают своих мертвецов (Мф. 8, 22), мертвые душой, без чувства духовного, без горячности в делании заповедей, ни горячие, ни холодные, которых Господь угрожает изблевать из уст Своих (Ап. 3; 16). Надо хоть один раз в сутки на несколько минут ставить себя на суд перед Господом, как будто мы умерли и в сороковой день стоим перед Ним и ждем изречения о нас, куда Господь пошлет нас. Представ мысленно пред Господом в ожидании суда, будем плакать и умолять милосердие Божие о помиловании нас, об отпущении нашего огромного неоплатного долга. Советую всем принять это в постоянное делание  до смерти. Лучше вечером, а можно и в любое время, сосредоточиться всей душой и умолять Господа простить нас и помиловать; еще лучше несколько раз в день. Это заповедь Божия и свв. Отцов, позаботьтесь хоть несколько о душе своей. Все проходит, смерть за плечами, а мы совсем не думаем, с чем предстанем на суд и что о нас изречет Праведный Судия, знающий и помнящий всякое наше движение — самое тонкое — души и тела от юности до смерти. Что мы будем отвечать?

Св. Отцы потому здесь и плакали и умоляли Господа о  прощении,  чтобы не  плакать на Суде и в вечности. Ес­ли они нуждались в плаче, то мы, окаянные, почему считаем себя хорошими и так беспечно живем и думаем только о житейском. Простите меня, учащего и ничего не делающего.

Мариша обиделась зимой, что я ей не даю указаний, что делать и читать, а сама пяти минут не исполняет. Вот делай, Мариша, то, что сейчас сказал, только как следует, тогда не на­до будет тебе ничего и читать, получишь гораздо больше, чем если бы с утра до вечера читала. Все дело в том и есть, что читаем и знаем, что надо делать, а ничего не делаем. Ждем, чтобы за нас какой-либо дядька сделал. А ведь можем получить участь бесплодной смоковницы. Проклят (человек), творяй дело Господне с небрежением (Иер.48:10). А мы как творим дело спасения нашего? Как молимся, как исполняем заповеди, как каемся и проч., и проч.? Секира при корени древа лежит...

Простите меня и помолитесь о себе и обо мне. Привет и благословение Божие всем. Пишите.

* * *

10/I—1950

 Дорогая матушка Валентина!

Поздравляю Вас с праздниками и с Новым годом. Да подаст вам Господь мир душевный, здравие телесное и извещение спасения. Да подаст Господь терпение своих немощей, и тяготу окружающих нести не только без ропота, но и с благодарностью к Господу Спасителю нашему, понесшему ради нас всякие оскорбления и злострадания. Да подаст Вам Господь нелицемерную истинную любовь к ближним и ко всем людям. Простите и ме­ня грешного, немощного и неразумного. Сознаю все и желаю исправиться, но не вижу этого. Остается только сокрушение сердца и покаяние слезное, но, увы! — И этого не вижу в себе. Надежда только на милосердие Божие и на молитвы Ваши и ближних.

Еще раз желаю Вам и всем всяких благ от Господа. Простите, помолитесь о мне грешном.

Всем, всем привет и благословение Божие.

* * *

1/II—50

 Дорогие!

Мира желаю вам, мира Божия, превосходящего всякое разумение и соединяющего человека с Богом. А чтобы этот мир осенил человека, надо самим потрудиться в стяжании мирного устроения души, в терпении недостатков друг друга, во всепрощении всяких обид всем.

Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Хрис­тов (Гал. 6; 2), а исполнивший закон Христов осенится и миром Хрис­товым, превысшим обыкновенного человеческого разумения. Мир этот делает человека нечувствительным к земным скорбям и страданиям, погашает всякий интерес к миру сему, влечет человека горе, рождает в сердце любовь ко всем, которая покрывает все недостатки ближнего, не замечает их, заставляет жалеть другого больше, чем себя. К этому миру и призваны все верующие во Хрис­та, а в особенности монашествующие.

А если ничего нет этого, то будем хоть плакать пред Бо­гом, что мы нищи, убоги, наги от всего доброго, и перестанем осуждать и укорять друг друга, будучи сами негодны, находясь в опасности быть отверженными Господом. Врачевахом Вавилона — и не исцеле. Долго ли еще будет терпеть нас Господь? С любовию Божиею связана и правда Божия, по которой Адам изгнан из рая, попущен по­топ, сожжены Содом и Гоморра, распят Господь Иисус Христос за наши грехи.

Будем же смиряться друг пред другом и пред Господом и оплакивать свои неисцельные язвы, и по силе сво­ей понуждать себя к любви друг ко другу. Тогда за смирение и терпение других и нас потерпит Господь по закону: в нюже меру мерите, возмерится вам (Мф. 7;2). А если без борьбы будем отдаваться страстям, то что ожидает нас, как не отвержение? Царство Божие есть царство мира, любви, радости, кротости и проч., а с противоположными качествами в царство Божие мы не будем допущены. Надо переламывать себя, оплакивать загнивание души сво­ей и умолять, как прокаженный, чтобы Господь исцелил и очистил нас. Просите и дастся вам, ищите и обрящете, толцыте и откроются вам (Мф. 7; 2)двери покаяния, пла­ча, умиления, от которых и родится мир и спасение. Сие и буди, буди!

Мать Валентина и сестры! Вы думаете, что я изменился в отношении к вам, что у меня есть какие-то секреты от вас и про­чее — все это пустое, вражии наваждения. Не слушайте никого, живите своим умом, а в чем сомневаетесь или соблазняетесь — попросту спросите, а не давайте места вра­гу. Я вообще стал мало писать, многим вовсе не пишу и не отвечаю. Хочу и посещения сократить.

Почему Мариша не приехала? Но если приедет и не привезет книг (багажом можно) с этажерки, то не пущу и в дом, так же и других, кто оттуда приедет. Если бы я устроился в Козельске, то, конечно, опять стал жить бы у вас, но, может быть, Господь и отвел бы на другое место за немирст­вие сестер. Можно временно потерпеть, послушать сцены, но постоянно видеть и слышать без надежды на исправление — зачем? Не обижайтесь. Я себя виню, что слишком мягко относился к этому. Может быть, надо было стро­же быть и наказывать поклонами или иначе как, а то вовсе не сдерживаются. Не думайте, что Скворец  наговорил. Я сам достаточно хорошо знаю. А если что кто и сказал, то они и обязаны говорить, да и вы сами не должны скрывать, а сразу написать мне, если сами не справляетесь.

Простите, что пробрал, сам, будучи негоден. Желаю вам всяких благ, временных и вечных, да вразумит и укрепит вас Господь в борьбе с врагом и поможет победить его смирением и сокрушением сердечным.

Будьте здоровы. Господь да благословит всех вас. Всем привет. Простите, и вас да простит Господь и помилует, и благословит!

* * *

1950

 Дорогая матушка Валентина!

Как Ваше здоровье? Верно ли, что оно так плохо, что поэтому Вы не можете сюда приехать или Вас не пускают? Что-то я думаю — вернее последнее. Мариша не хочет пускать Вас на том основании, что они с Катей не смогут поладить. А ведь прошлую зиму они жили вдвоем даже дружнее, чем с Вами. Надо бы отдохнуть Вам хоть сколько-либо…

Марише и Кате надо понять, что нужно бороться им со своим дурным характером и больше думать о своей будущей жизни. Они же из-за работы и материальных причин забывают и Бога, и вечную жизнь и готовы в слепом раздражении на что угодно. Не хотят помолчать, потерпеть, попросить прощения друг у друга. Сказано: Друг друга тяготы носите. Мариша больше понимает и знает. Она должна считаться с Катей и ее недостатками и ра­ди своего и ее спасения потерпеть, уступить, попросить прощения, хотя бы и не была виновна. Также не следует слишком и земное ценить. Пусть бы поменьше заработали или и убыток где понесли — надо потерпеть ради приобретения духовного и спасения души. Ког­да и я был там, и Вы — что получилось? Без своего желания другой ничем не может помочь.

Смотрите, как Вы находите лучшим, так и сделайте, а я был бы рад, если бы Вы приехали. Могли бы и Мариша и Катя пожить у меня по очереди.

Переезжать  в Козельск я отказался , так  как  не вижу оснований для этого. Только доход здесь плох, а в других отношениях мне здесь лучше, да и для моих духовных (чад) это не вредит. Там же я ясно вижу, что будут мне боль­шие неприятности по службе, т.к. зависть и злоба, и проч. не перестанут, а может, и усилятся против прежнего.

Я был в Смоленске у начальника [епископа Сергия (Смирнова)]. Он отнесся ко мне очень хорошо. Переходить в Козельск тоже не советовал. Он разрешил мне съездить к Вам ненадолго. Я, было, хо­тел из Смоленска прямо к Вам и приехать, но что-то удержало меня. И сердце чувствует, что я правильно сделал, не поехав. Начальник дал мне разрешение поехать, когда захочу, не спрашивая его вновь. Если будет крайняя нужда в моем приезде, то напишите, и я приеду. Матушка, Вы это письмо прочтите внимательно и расскажите прочим только то, что найдете нужным, а подряд не читайте.

Матушка, если кто сюда приедет, пусть привезут крес­ло и книги с этажерки.

Простите меня, дорогая матушка, и молитесь за меня. Если я что делаю или говорю не так, Вы мне напишите.

* * *

1950 г.

 Христос Воскресе!

Дорогая мать Валентина! Как Ваше здоровье и сестер? Наверно, измучились с работой в огороде? Как дело со старостой? Что решили?

С моим мнением я прошу не считаться. Я ничего не знаю, а делайте как лучше и как благословит Бог. “Из хода дел разумевайте волю Божию,” — говорит преп. Варсанофий Великий. То же скажите и Лизе.

У нас пока ничего нового нет. Скрипим помаленьку. Погода у нас холодная, летают снежинки, сыро, болят кости и поясница.

Жду ответа. Господь да благословит всех и вразумит на все доброе. Прошу у всех молитв и прощения.

* * *

1950

 Дорогая матушка Валентина!

Мир Вам и благословение Божие и радость от Господа! Спаси Вас Господи за молитвы о мне. Я чувствую их. Очень бы рад был, если бы Вы приехали сюда отдох­нуть. Будем готовиться к будущей вечной жизни, где не будет никаких скорбей и разлук.

Матушка Валентина, найдите житие Паисия Величковского и в этой книге писания старца Василия, с. 72—134, кажется, о молитве Иисусовой. Если почувствуете молитву в сердце, то всегда будет хорошо…

Матушка, Вы меня никогда ничем не обижали. За указания спасибо, я всегда рад, когда указывают на мои ошибки…

Привет всем, всем и благословение Божие. Храни Вас Господь… Привет отцу Сергию, отцу Мелетию, матушке Анне и всем.

* * *

1950 г.

 Дорогая, родная матушка Валентина!

Ищите прежде всего царствия Божия и правды его (Мф. 6; 33). Своею ли силою человек обеспечивает себя? Если трудитесь в телесном, должны трудиться и в душевном. Серд­це свое так же, вернее, больше нужно обрабатывать, чем огород. Если человек платит наемным рабочим, ужели Господь оставит без платы тех, которые Ему будут работать? А как Ему работать — Вы знаете все. Надо и помолиться, и внимать себе, бороться с помыслами, не ссориться  из-за пустяков, уступать друг другу, хотя бы и дело по­стра­дало (потом выиграете во много раз больше), скорее ми­риться, открывать помыслы, чаще причащаться и прочее.

Можно ли совместить это с работой? Если по немощи не все, то многое можно. А в неделании надо хоть сокрушаться и через это приобретать смирение, но никак не оправдываться, ибо через самооправдание мы лишаем се­бя возможности роста духовного. Если же не делаем того, что должны, да еще не терпим обид и скорбей, и через то не сокрушаемся и не смиряемся, то не знаю уж, что и сказать. Чем мы будем лучше неверующих тогда? Поэтому и прошу вас всех: потерпите обиды, укоризны, несправедливости людские, понесите тяготы друг друга,  чтобы хо­ть ими восполнить недостаток делания духовного. Главное — надо осознать себя достойным всяких ос­корб­­лений и скорбей (достойное по делом нашим приемлем).

Вам известно, что в последние времена будут спасаться скорбями. Разве мы исключены из этого закона? Недаром свв. Отцы советовали чаще, ежедневно помногу раз, вспоминать о смерти, о Суде, о необходимости дать отчет Господу за каждое дело, слово, помышление, за лукав­ст­во, за привязанности к миру, за тщеславие, за все тайное, ведомое только Господу да нашей совести. И вы чаще вспоминайте об этом.

Господь да благословит вас всех. Скво­рец кланяется всем; если кого обидела, просит прощения.

* * *

2/I—51

 Дорогая матушка Валентина!

Как жаль, что Вы не могли приехать. Дорогая матушка, для меня тоже смерть стала близкой, ощутимой. Пре­даю себя милосердию Божию, несть мне от дел спасения.

Будьте здоровы и благополучны. Да оградит Вас и Катю Господь от всякого зла, да благословит и помилует, и спасет, и примет в Свое блаженное Царство. Аминь.

* * *

7/IV—51

 Здравствуйте, дорогие!

Поздравляю вас с наступающими великими днями Страстной Седмицы и Святой Пасхи. Да подаст вам Господь здоровье телесное, мир душевный, любовь взаимную и смирение. Да воскреснет Господь в душах ваших, да поразит ад, кроющийся в глубине сердец наших, да откроет вход  в душу нашу праведным помыслам, желаниям; да вознесет сердца наша горé и сделает нас храмом Духа Святого.

 Как-то здоровье ваше, как дела? Есть ли мир взаимный, уступчивость, нóсите ли тяготы друг друга, накопилось ли у Мариши много плюсов, или больше минусов? Да подаст вам Господь сил и здоровья справиться с предстоящими весенними работами.

Господь да благословит вас и наставит на все доброе, и оградит от всякого зла.

Посылаю матушке Валентине 100 руб. на чаек и сахарок.

* * *

1951 г.

 Дорогая матушка Валентина!

Как жаль, что Вы болеете и не можете приехать. Можно ждать больших трудностей, когда живые, может быть, будут завидовать мертвым. Сознаем это, а не готовимся к терпению и исходу из этой жизни.

Помолитесь за меня грешного, чтобы Господь дал мне истинное покаяние и преданность Его святой воле. Же­лаю и Вам этот дар получить, ибо без него и здесь, и по смерти тяжко человеку.

О нашей жизни Вам расскажет Мариша, только она очень пристрастна и очень настойчива. Даже желая искренно сделать добро, она назойливостью своей портит доброе свое намерение, и дело бывает уже не по Богу. Я ей дал послушание во всех случаях: предложить или сказать раз и другой, а потом предоставить дело воле Божией, пусть делают, как хотят. Но здесь она этого не исполняла, характер не позволяет. Другое послушание: молчать, когда Катя расстроится и считать, что за ее (Мариши) грехи Господь попускает Кате расстраиваться. Мариша должна вину всегда брать на себя и просить у Кати прощения. Если бы Мариша исполнила это, то и себе, и Кате принесла бы огромную пользу, да и Вам было бы легче с ними. Враг действует явно с огромной силой, и надо быть очень осторожным и просить всегда с сокрушенным сердцем помощи и вразумления от Господа. Помоги, Господи, всем!

* * *

 

 Дорогая матушка Валентина!

Получил Ваше и Мариши письма. Жаль, что здоровье у Вас, да и у Мариши плохое. Помоги вам, Господи. Все идем к своему концу. Надо всеми силами благодарить Господа, что сподобил нас родиться и жить в вере православной и иметь надежд у вечной жизн и. Сколько людей лишены это­го величайшего дара! Слава и благодарение Богу за все бесчисленные дары и милости, нам излиянные! Слава долготерпению и милосердию Божию, слава Богу за все!

Простите, помолитесь. Привет и благословение Божие всем.

* * *


1951 г.

Дорогая матушка Валентина! Мир Вам и сестрам!

Как здоровье всех вас? Лиза писала, что Вы ушибли руку. Поправилась ли она? Как дела с печкой? Господь да поможет вам. Ищите жg прgждg Цартвi# Божi# и правды егw, и сi# вс# приложатс# вам. Отчего мы мучаемся всячески: раздражаемся, ссоримся, унываем, осуждаем и проч., и проч.? Оттого, что не верим словам Самого Господа. Если бы верили Ему, то все делали бы спокойно, мирно, с молитвой. Что по силе, то делали бы, а остальное возлагали бы на милость Божию, тогда и дела внешние легче бы устроялись и созидался бы непрестанно дом душевный.

А мы обязательно хотим сделать то и то, а если не сможем, то начинаем раздражаться, обвинять друг друга и разорять свое устроение. Не лучше ли исполнить волю Божию, т.е. направить все силы на сохранение мира со всеми, на исполнение во всем воли Божией, делая по силе и для тела. Если будет какой недостаток в необходимом, то нужно потерпеть ради Бога. В свое время Господь восполнит недостатки, ибо неложно слово Божие: все приложится ищущему прежде всего Царствия Божия.

Прошу всех вас поминать, хоть до 40 дней (до 29 окт. по церк. ст.) Елену Ефимовну. Она мне много добра сделала, да и не мне только. Многие, многие искренно плакали по ней.

Лиза обвиняет Вас, что Вы прочли ее письмо. Если это так, то нехорошо. Она и так прочла бы. Поверьте мне,  что нет ничего  секретного в моих письмах. А читать чу­жое  без разрешения — грех, и ведет к большему греху. Простите меня. Попросите прощения у Лизы, если виновны в этом.

Привет всем и благословение Божие.

* * *


X — 1951 г.

Дорогая матушка Валентина и все сестры!

Мир вам и благословение. Знаю, что у вас скорбь, что малодушествуете. Надо осознать из дел, что слишком в нас еще слаба вера и надежда на Господа, несмотря на все уверения Его, что Он ни на минуту не оставляет верующих в Него без помощи и охраны, и что Он есть Путь и Истина, и Жизнь, и каждого, грядущего к Нему ве­рой, деланием заповедей и покаянием не ижденет вон, а наоборот: принимает и упокоевает, как разбойника, мы­таря, блудного сына и пр. Почему мы Ему, Самой Истине не ве­рим? Непрестанно должны мы бодрствовать и призывать имя Божие, чтобы Он поборол наших врагов, укрепил веру нашу, надежду на Бога и постепенно привел к любви к ближнему и к Богу. Царство Божие силою, т.е. постоянным принуждением себя, берется; иначе: возьми ежедневный крест и иди за Мной; иначе: отвергнись себя; иначе: погуби душу твою; иначе: многими скорбьми подобает внити в царст­вие Божие и прочее.

Итак, пора проснуться спящим и взяться за дело Бо­жие. Мир имейте между собой и святыню, без них не вни­дете в царствие Божие ни здесь, ни в будущей жиз­ни.

Скворец пусть побольше сидит в своей скворешне, а не ле­тает, как ворона из ковчега.

* * *

1951 г.

Дорогая матушка Валентина!

Мир Вам и спасение! Давно от Вас не получал известий и не знаю, как Ваше здоровье. Знаю, что болезни и немощи одолевают Вас, что конец приближается и к Вам, как и ко мне. Я тоже стал чувствовать приближение конца. Все виды простудных заболеваний: ревматизм, поясница, боли в костях, шум в ушах и проч. — все это, раньше  скры­то таившееся, стало открыто и довольно сильно проявляться. Особенно слабость и вялость в теле и в душе дают себя знать. Нет бодрости душевной. Стал сильно страдать и болезнями, и скорбями других людей. Жить мне никогда не хотелось, и теперь не хочется. Только желание помочь нуждающимся еще поддерживает интерес к жиз­ни. Сам же по себе я, кажется, в любую минуту рад был бы покинуть мир сей. Страшит, конечно, неподготовленность, но и это умеряется надеждой на милосердие Божие. Хочется приехать к вам. Может быть, после Пасхи я сумею это сделать. Ездил на два дня в Москву. Брат Володя был при смерти, но слава Богу, выкарабкался. Своими сожителями очень я доволен. Нет у них никаких претензий и фокусов, как у многих других.

Как Ваше духовное состояние? Мирно ли жи­вут Мариша с Катей? Когда они поймут, что за чечевичную похлебку продают свое достоинство дщерей Божиих? Если не могут удержаться от ссор, то хоть после бы искренне каялись и остерегались новых вспышек. Уготовихся и не сму­тихся. Сколько раз было говорено, что лучше испортить дело, чем “повредить душе своей”. Весь мир не стоит ду­ши, а тут за пустяк губим себя.

Простите меня за долгое молчание. Господь да поможет всем вам, вразумит, наставит на путь правый и благословит благословением небесным. Помолитесь за всех нас.

* * *

24/III—52

Дорогая матушка Валентина!

Здравия души и тела желаю Вам от Господа и наследия Царствия Божия.

 Матушка Валентина, Вы не поняли, очевидно, слов Володи. Речь шла о внешних причинах, а не о внутренних, и не у вас там, а здесь. А вообще-то я вижу, что у духовных детей с отцами и матерями мно­го празднословия, споров недопустимых и проч., и проч., а мало делания. Духовный мир постигается духовным деланием, а не разговорами или чтением только. В Евангелии раскрыты все тайны души человеческой, указан путь в Царствие Божие, указаны награды и наказания, раскрыты многие тайны загробной жизни, но постигаются они не чтением, и даже не просто молитвой, а исполнением заповедей.

 А недостаток делания, всякие нарушения заповедей, восполняются покаянием, исповедью, причащением Св. Таин. А мы празднословим много и ничего не делаем. Вот что я вижу в себе и в своих “духовных”, и уверен, что можно не только без вреда, а и с большой пользой сократить беседы и письма. Грамотный в свободное время должен читать Слово Божие, а неграмотный — слушать. Прочитанное же “держать”, как об этом говорит святое Евангелие. Вот об этом речь. Кто стоит на одном месте, тому нечего говорить об отдаленных местах дороги. Отсюда можно судить и об обратном.

Я много досадил Марише и Лизе. Они недовольны мной. Простите меня, дорогая м. В. Попросите, чтобы Господь дал мне любовь к близким и разум, как обращаться с ними для пользы души их и моей собственной. Я стал вовсе неразумным.

Простите. Прошу Ваших святых молитв.

* * *

1952 г.

Дорогая матушка Валентина, спасибо за память и добрые пожелания.

Здоровье мое лучше. От ревматизма очень мне помогла бодяга, но все время сильная слабость. С августа  месяца и поныне у нас очень большая суета. Строим большой дом, построили баню, несколько раз пришлось ездить в Москву за иконостасом, за материалами. С рабочими — беда. В Николу служил у нас епископ. Опять суета, и так крутимся, вертимся, охладеваем душой, хоть убегай в пустыню, но ее теперь нет нигде, а в себя уйти не можем. Поэтому, да и по другим причинам, да избавит Господь от всяких гостей, в том числе Мариши и Кати. Им кроме вреда от приезда к нам не будет ничего, да и нам всем тоже. Это точно. Да и сами они должны это понять.

Мне все больше и больше открывается глубокое падение человечества, а отсюда — значение Спасителя Господ­а Иисуса Христа. От дел не спасется никакая душа, только одно спасение — Христос, спасающий тех, кто верует в Него и сознает нужду в Спасителе, т.е. считает себя грешником, недостойным царствия Божия. Таких грешников и пришел Иисус Христос призвать к покаянию, да спасению.

Весь 2-й том свт. Игнатия Брянчанинова посвящается молитве вообще и молитве Иисусовой. Имея 2-й том, Вы в 1-м не нуждаетесь, да и вообще Вам пора иметь внутреннего учителя... Читайте понемногу изречения От­цов в Отечнике Игнатия Брянчанинова. Если его нет у Вас, то он есть у Лизы. Я ей подарил года три тому назад. Эта книга очень освежает.

Лизе передайте, что незачем заранее спрашивать о том, чего может вовсе и не быть. Когда нужно будет, тогда пусть и спрашивает, тогда Господь может внушить от­вет нужный, а то она искушает и Господа, и меня во зло себе.

Господь да благословит всех вас, вразумит и утешит.

Простите меня,  ленивого. Весной надеюсь приехать к вам, есть дело. Хотел уже кончать письмо, но решил еще несколько слов написать.

Все человечество и каждый человек находятся в глубоком падении и испорченности, и сам человек не мо­жет исправить себя, и спасти, и стать достойным царствия Бо­жия. Исправляет человека Господь Иисус Христос, для этого и пришедший на землю, но исправляет тех, кто верует во Христа и осознает свою испорченность, или, как мы больше привыкли говорить, свою греховность. Так Господь и говорит: Не приидох призвати праведники (т.е. тех, кто считает себя праведниками, хорошими), но грешники на покаяние, — именно тех, кто увидел свою испорченность, греховность, свое бессилие самому исправить себя, и обращающихся ко Господу Иисусу Христу за помощью, вернее, умоляющих Господа о помиловании, об очищении от греховных язв, об исцелении проказы душевной и даровании царствия Божия исключительно по милости Божией, а не за какие-либо наши добрые дела.

Правильно идущий путем духовным начинает видеть в себе все больше и больше грехов, пока наконец духовным зрением  не увидит себя  всего во  грехе, в  проказе  душевной, почувствует всем сердцем, что он  — грязь и нечистота, что недостоин он призывать даже имя Божие, и только, как мытарь, не смея возвести очи горе, с болью сердечной взывает: Боже, милостив буди мне, грешнику”. Находясь дол­гое время в таком душевном устроении, человек в свое время выходит из него оправданным, как вышел мытарь.

Если же человек считает себя хорошим, и отдельные свои даже тяжкие грехи — случайными, в которых не столь­ко он виноват, а больше всякие внешние обстоятельства или люди, или бесы, а он мало виноват, то это устро­ение есть ложное, это явно состояние скрытой прелести, от чего да избавит нас всех Господь.

Чтобы идти по правильному пути, надо следить за со­бою, сравнивать свои дела, слова, помыслы, влечения и проч. с заповедями Христовыми, не оправдывая себя ни в чем, стараться исправлять себя, насколько можно, не обвинять и  не осуждать других, каяться пред Господом, постепенно смиряться пред Богом и людьми — тогда Гос­подь постепенно будет открывать такому человеку его падение, его порчу, его неоплатный долг. Один должен пятьсот динариев, другой — пятьдесят, а все равно оба не имели, чем заплатить.

Нужно, чтобы Господь по милости Своей простил обо­им. Значит, нет такого праведника, который не нуждался бы в милости Спасителя.

И вот премудрость Божия! — Явный грешник скорее может смириться и прийти к Богу, и спастись, чем наружные праведники. Потому и сказал Господь Иисус Христос, что мытари и грешники предваряют в царствии Божием многих внешних праведников.

По великой премудрости Божией грехи и бесы содействуют смирению человека, а через это  — спасению. Вот почему Господь не велел выдергивать плевелы из пшеницы,  без плевел легко возникла бы гордость, а Бог гордости противится. Гордость и высокомерие  — гибель для человека.

Какой вывод из сказанного? — Познавайте свою немощь и греховность, не осуждайте никого, себя не оправдывайте, смиряйтесь, и Господь вознесет Вас в свое время.

Боже, милостив буди нам, грешным. Простите и молитесь за меня.

Письмо для всех.

* * *

1952 г.

Дорогая матушка Валентина!
Мира, спасения, здравия телесного и радости
духовной желаю Вам!

Благодарю Вас за письмо. Как смотрит на меня епископ, я и сам знаю. Все же хотящии благочестно жити о Христе Иисусе гоними будут. Слышите, мать? Не только живущие, но и хотящие благочестно жить, гонимы будут. А через кого? Через людей, которые поддаются внушению диавола.

Со сторожихой еще будет немалая возня. Но пора ее и удалить. Враг хочет как следует использовать ее с семь­ей, а также бывшего старосту. Они задались любой клеветой изгнать меня отсюда, и епископ уже поддался и хотел бы­ло перевести меня. Но дело-то я начал с его благословения и указания; даже, предвидя то, что теперь делается, предупредил его об этом.

Если он будет меня все же переводить из-за этого, то я, может быть, уйду из его епархии. Тогда только можно думать, что есть воля Божия на уход отсюда и переход куда-либо, может быть, и в Козельск. Без убеждения, что есть воля Божия приехать в Козельск, я сам никак не осмелюсь на этот шаг. Я вижу очень много трудностей для жизни и работы там. Писать об этом не буду. При пер­вой возможности я постараюсь приехать к вам, навестить вас. Я уверен, что, когда будет воля и благословение Божие, то устроится так, что сами будем удивляться.

Сочувствую Вам, дорогая матушка Валентина, в немощах Ваших телесных, ибо и сам стал чувствовать их. А о душе что сказать: нашему времени дан один подвиг — сознавать свои грехи и бессилие, каяться в них и терпеть без ропота все, что Господь попустит. Но и это совершить мы можем, только испрашивая постоянно помощи от Господа, т.е. должны по силе своей чаще обращаться молитвенно к Господу и никого ни в коем случае не осуждать, а всех прощать, чтобы по закону духовному самим не быть осужденными.

Вот и все. В Козельске много монашек, испорченных духовно: гордых, тщеславных, лукавых, осуждающих всех, вовсе не нуждающихся в совете духовном и не желающих его принять, воображающих, что они все знают.

И в Москве мне пришлось видеть, как одна пожилая уже монашка вступила в спор и брань со священником за то, что тот сделал что-то не по уставу. Ну, Бог да вразумит их.

Апостол Павел не любил созидать на чужом основании. Так же и многие духовники писали, например, Игнатий Брянчанинов. Как вдова, вышедшая вторично замуж, сравнивает прежнюю жизнь с настоящей, так и в духовном деле. Особенно у избалованных вниманием прежних духовников.

Простите, матушка Валентина, меня за все и помолитесь. Если с Вами будет очень плохо, то шлите телеграмму. Буду просить епископа, чтобы он пустил меня к вам. Отца Алексия взяли от ме­ня, не знаю, что будет дальше. Он хлопочет, чтобы обратно вернуться сюда.

Благословение Божие да будет с вами со всеми. Привет и благословение всем знающим меня.

* * *

1952

Дорогая матушка Валентина!

Мира и спасения желаю Вам и сестрам. Как вы все жи­вете? Как здоровье? Хотелось бы повидаться с Вами, но пока один — нельзя никуда отлучиться. Надеюсь осенью приехать. Как-нибудь вырвусь.

Дорогая матушка Валентина, не слушайте других, да и своим мыслям воли не давайте судить кого-либо. Каждый своему Господу стоит или падает, а надо помнить, что, любящему Господа все поспешествует во спасение, и от Господа сто­пы человеку исправляются. Никто сам не спасся, а Спаситель у нас у всех один. Человек может только желать спасения, а сам спасти себя не может. Надо желать спасения, сознав себя погибающим, негодным для царствия Божия (Аще сотворите вся повеленная...), и это желание спасения надо показать Господу мольбой к Нему и посильным исполнением воли Его, и постоянным покаянием. Но, так как при всем желании мы постоянно нарушаем заповеди, значит, и каяться надо постоянно.

И святые каялись до смерти, так как видели себя недостойными близости к Богу и, следовательно, недостойными царствия Божия. А чем грешнее человек, тем он меньше видит в себе грехов и тем больше и злостнее осуждает других. Истинным, неложным признаком правильности духовного устроения является глубокое сознание своей порчи и греховности, сознание своего недостоинства милостей Божиих и неосуждение других. Если человек не считает себя от всего сердца, а не языком только, непотребным грешником, тот не на правильном пути, тот, без всякого сомнения, находится в ужасной слепоте, в прелести духовной, как бы люди ни почитали его высоким и святым, хотя бы он был и прозорлив, и чудеса творил.

Всю жизнь мы творим свою волю, даже добрые дела наши оскверняются то своеволием, то тщеславием, то расчетами и прочее. Если поглубже всмотреться в себя, то каждый от всего сердца должен будет сказать слова утренней молитвы: “Боже, очисти мя грешного, яко николиже (т.е. никогда) сотворих благое пред Тобою”. Это слова преп. Макария Египетского, одного из величайших святых. Как же мы, окаянные, судим и осуждаем других, и этим самым ставим себя выше их, как судьи? Как мы можем считать на правом пути того, кто не сознает себя (сознает, а не словами называет только) грешнейшим паче всех?

Дорогая матушка Валентина, захотелось Вам написать, и вот что написалось. Простите меня и помолитесь. Желаю Вам и сестрам мира, покаяния и не привязываться ни к чему земному. Простите.

* * *

1952 г.

Дорогие!

Мир вам и спасение от Господа! Желаю вам всем здравия телесного и разума духовного, а главное — смирения, без чего и все добродетели не имеют цены. В свою очередь, смирения не может быть там, где нет сознания своих грехов, нет покаяния, а есть самооправдание. Так что все делание спасения сводится к сознанию своих грехов, своей негодности для царствия Божия, а вследствие этого — необходимости постоянно умолять Господа: “Боже, милостив буди мне, грешному”. Так молиться учил Господь и в притче о мытаре. Все мы мытари по грехам, а смирения мытарева и покаяния нет.

Простите и помолитесь за меня.

Жалею о болезнях ваших телесных. Господь да благословит и помилует всех нас. Привет и благословение всем знакомым.

* * *

18/II—54

Дорогая матушка Валентина!

Письмо Ваше я получил. Благодарю вас всех.

Дорогая матушка Валентина, чем человек действительно, а не мечтательно ближе к Богу, тем он чувствует себя недостойнее, грешнее, грешнее всех человеков. Так чувствовали се­бя св. Отцы. Примеров много, Вы и сами вспомните.

Мытарь по другой причине считал себя грешным. Но осознал свою греховность, не оправдывал себя и просил только милости и прощения от Господа, и получил его. Все люди имеют неоплатный долг пред Богом. Никакие подвиги не могут оплатить долга. Сам Господь говорит, что если сотворите вся повеленная вам (т.е. все заповеди), — считайте себя рабами непотребными, которые обя­заны сделать все, что им приказывает хозяин. Значит, все мы, постоянно нарушающие заповеди, обязаны иметь настроение души, как у мытаря. Не искать в себе каких-либо достоинств, какие бы подвиги ни несли. Всегда мы рабы неключимые. Только милость Божия прощает каю­щихся и включает в царствие Божие.

Вот почему искание высоких духовных состояний запрещено св. Отцами и Господом. Весь наш внутренний под­виг должен сосредоточиться в покаянии и во всем, что содействует покаянию, а Божие придет само собою, ког­да место будет чисто и если изволит Господь. Если в подвижнике нет искреннего сердечного чувства греховности и сокрушенного сердца, то такой подвижник обязательно находится в прелести. Особенно находящийся в молитвенном подвиге должен иметь молитву мытаря и сокрушение мытаря, иначе он будет обманут бесами, приобретет высокоумие, тщеславие и прелесть. От этого да избавит нас Господь.

Вот ответ на ваше желание знать, что значит иметь устроение мытаря. Господь притчею о мытаре и фарисее показал, как должно молиться и с каким душевным устроением, и как не должно (фарисейское устроение). После пришествия Спасителя и Его страданий молитва мытаря св. Отцами заменена молитвой Иисусовой. Смысл один и тот же.

Простите меня. Прошу ваших молитв. Всем привет и благословение Божие.

* * *


1954 г.

Христос Воскресе!

Поздравляю всех вас с днем Света, Мира, Радости, за­лога будущей вечной жизни и блаженства! Да подаст вам Господь Иисус Христос мир душевный и разум духовный к познанию пути спасения, и силу к шествию по нему. Наипаче же да подаст всем нам смирение и покаяние.

Надеюсь увидеться с вами, о чем напишу в свое время.

* * *

1955 г.

Дорогая матушка Валентина!

Поздравляю Вас и всех сестер с праздниками и Но­вым годом! Желаю вам всяких милостей от Господа.

Дорогая матушка Валентина, за последнее время мне уяснился путь спасения как  состояние  мытаря, и не  только во  время  молитвы, но и во  всякое  время. С  внешней  стороны как  буд­то тут нет ничего нового. Кто не знает притчи о фарисее и мытаре?

Однако, в применении к внутреннему деланию (особенно молитвы Иисусовой) эта притча, точнее, состояние мытаря, имеет, как мне теперь кажется, решающее значение. Если Господь благословит еще увидеться с Вами, то поговорим об этом.

Вчера умер благочинный наш из Вязьмы о. М. Я побаиваюсь, как бы мне не навязали его должности, т.к. попытки уже были. Поеду хоронить его.

Шлю всем вам благословение Божие. Прошу ваших молитв обо мне.

Поклон и благословение Божие всем, всем знакомым. Простите меня. Пишите о себе.   Н.

* * *

Зима, 1956 г.

Дорогая матушка Валентина!
Радуйтеся о Господе! Мир Вам!

Жалею, что Вы слабеете, хотя и все мы идем к тому же концу. Будем благодарить Господа за то, что Он избрал нас из мира сего, отделил от него, взял в Свой удел. Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже! Господи, пробави милость Твою до конца! — Отдели и по смер­ти нас от врагов Твоих, хотя мы и недостойны этого, но по милосердию Твоему не отвергни нас от лица Твоего! Сподоби и нас со всеми святыми во веки веков благодарить и славословить Тебя за непостижимые милости Твои роду человеческому и нам, непотребным рабам Тво­им! Слава Тебе, Отче, Сыне и Душе Святый во веки ве­ков. Аминь.

Да благословит вас Господь, да укрепит и возвеселит радостию духовной.

Прошу усердно ваших святых молитв.

Недостойный Н.

* * *



28276 3363
Поделиться:
  • Скачать книгу в форматах: DOC PDF EPUB
  • Скачать книгу (на французском языке) в форматах: DOC PDF EPUB
  • Избранное. Скачать книгу в форматах:: DOC PDF
  • Письма игумена Никона Воробьёва (Аудиокнига): ZIP


Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/knigi/pisma-dukhovnym-detyam/?text=#">Письма духовным детям</a>