Есть ли Бог?

A
A
A

30:00
Поделиться
Скачать лекцию в форматах:
  • 1 страница
    • 1 страница
    • 2 страница
    • 3 страница
    • 4 страница
    • 5 страница
    • 6 страница
    • 7 страница
    • 8 страница

Как возникла идея Бога? Почему всегда верили в Него? Может быть это просто выдумка, которой заразилось всё человечество, или Он действительно есть и Его видели?

Некоторые говорят, что религия возникала постепенно в силу разных причин. И в частности, на заре человеческой истории первобытные люди, не понимая причин возникновения различных, особенно грозных, явлений природы, приходили к мысли о существовании невидимых сил, богов, которые властвуют над всеми живущими и самими земными стихиями. Так постепенно в сознании людей и отдельных племен возникала религия.

Однако это предположение никак не объясняет факта всеобщности религиозности в мире. А все попытки найти в доступном исторической науке времени какой-либо атеистический народ или хотя бы небольшое племя не увенчались успехом.  Более того, когда наступило время потрясающего развития науки, статистика продолжает говорить, что не просто подавляющее большинство землян по-прежнему верят в существование Высшего Разума, Бога, но и множество ученых, философов, писателей, политиков, деятелей искусства с полной ответственностью заявляют о своей вере в Него. Есть о чём задуматься.

«Бога нет, потому что:

  1. Бог-любовь и страдания несовместимы.

  2. Наука доказала, что Бога нет.

  3. Бога никто не видел».

Сказал безумец в сердце
своем: «нет Бога».
                                                    Пс. 52:2

1. Бог-Любовь и страдания несовместимы

Если Бог есть Любовь, то не могло быть страданий, тем более  невинных, - таково одно из наиболее распространенных возражений, касающихся существования Бога. Это утверждение относится, конечно, не к бытию Бога, но к христианскому учению о Боге. И оно проистекает, прежде всего, из смешения понятий «нравственности» и «духовности». Нравственность – это характер внешнего поведения человека, его отношения к окружающему миру: к общественным нормам поведения, к другим людям, к работе, законам и т. д. Нравственность описывается в категориях справедливости, честности, милосердия, культуры жизни. Отступления от нее всегда очевидны и окружающим, и самому человеку.

Духовность же – это внутренний мир человека, невидимый для других. Она подразумевает его скрытые желания, цели, мечты, отношение к людям, его искренность или лицемерие, его любовь к людям или эгоистичность, зависть или доброжелательство, чистота или грязь мыслей, чувств и т. д. В христианстве духовность человека означает чистоту его души от страстей и особую приобщенность Богу.

Различение нравственности и духовности чрезвычайно важно для понимания причин страданий. Человек может быть и нравственным, но в то же время духовно глубоко порочным. О таких говорят: «святой сатана». Поэтому, когда возникает вопрос, за что страдает тот или иной человек, почему происходят те или иные бедствия, христианство отвечает: это следствия грехов, совершённых не обязательно делом, но и в тайне души. Ибо любой грех, совершённый в нравственной или духовной сфере жизни, является раной, наносимой себе человеком. И какая рана тяжелее: явные воровство и обман, или скрытые злоба и зависть – никто не знает, кроме Бога всевидящего. Христа распяли, кажется, нравственные, но духовно осатаневшие архиереи, фарисеи1, богословы. И очень многие из этих строгих исполнителей Закона Божия и их детей жестоко пострадали при взятии римлянами Иерусалима в 70-м году.

Духовное состояние человека подобно маточному раствору, который рождает соответствующие, добрые или злые, кристаллы всей его жизни и деятельности. Но поскольку это состояние души скрыто от поверхностного взора, и законы взаимосвязи между духовной и внешней сторонами жизни неизвестны, то невозможно определить, какие последствия могут быть по причине действия внутренней страсти или явно совершённого греха.

Несчастья – это, прежде всего, естественные последствия нравственных (видимых) и духовных (скрытых в сердце) страстей и грехов, главная из которых гордость, порождающая «три кита»: искание наслаждений, богатства, власти (и славы). Они в своих бесчисленных проявлениях мучают человека, расстраивают его личную и общественную жизнь, могут сделать его игрушкой темных сил.

Не Бог устраивает семейные ссоры, общественные и межгосударственные конфликты, не Он посылает алкоголику цирроз печени, а эгоисту и гордецу – семейные несчастья. Поэтому апостол Иаков писал: Бог... не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью (Иак. 1:13–14). Человек волен в своих желаниях и Бог не может отнять у него его духовную и нравственную свободу. Один из святых очень точно сформулировал этот закон: «Не хочешь скорбей – не греши».

Об этом просто и ясно говорил преподобный Антоний Великий (IV в.): «Бог благ и только благое творит, вредить же никому не вредит, … а мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом – по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога – по несходству с Ним. Живя добродетельно – мы бываем Божиими, а делаясь злыми – становимся

1 Фарисеи – ревностные иудеи, которые давали обет строгого исполнения закона Божьего (наподобие монашества). Отличались, как правило, самомнением, притворной набожностью, лицемерием, тщеславием.

отверженными от Него; а сие не то значит, чтобы Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют»2.

Иную природу имеют страдания детей.

Жизнь каждого отдельного человека и всех поколений оставляет после себя как добрые, так и горькие плоды своей духовно-нравственной, научно-технической и культурной деятельности, которые обнаруживаются в последующих поколениях.

В жизни человека нет случайностей, всё происходит закономерно. Но законы есть как внешние, так и духовные.

Спроси́те врачей, почему ребенок рождается больным или заболевает без видимой причины, и они назовут их десятки: наследственность, экология, химические добавки и препараты, повышенная радиоактивность, нервные стрессы, пьянки родителей… Почему же не у всех детей бывают одинаковые последствия? И на этот вопрос теперь ответят генетики, биологи, врачи.

Христианское вероучение говорит, поскольку ребенок – это плод предшествующих поколений, и, прежде всего, родителей, то он несет в себе как положительные, так и негативные последствия их духовно-нравственной жизни. Грехи отцов и праотцев, не исцеленные покаянием, становятся причиной появления наследственных страстей (т. н. родовых грехов) в их потомках. Отсюда рождаются дети с различными болезнями и тела, и психики, и духовными, и нравственными аномалиями (особая алчность, жестокость, самолюбие и т.д.), что является одной из существенных причиной бед и несчастий, происходящих с детьми. Родители награждают своих детей несчастьями.  Поэтому, как внимательны должны быть родители к своей нравственной и духовной жизни, если хотят иметь детей и здоровыми, и счастливыми!

Но эти невинные, по-человечески, страдания с христианской точки зрения не бессмысленны для детей. Для них, еще не согрешивших, все эти переживания являются тем промыслительным средством, благодаря которому они приобретают в грядущей вечной жизни бесконечную славу и блаженство. Об этом писал апостол Павел: «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8:18); «кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу, когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор. 4:17–18).

Этой верой в то, что никакие страдания человеческие, тем более, детские, невинные, не бессмысленны, но они в силу божественного Закона любви вознаграждаются высшим и бесконечным блаженством в вечной жизни, христианское их понимание принципиально отличается от атеистической веры, для которой трагедия страданий ничего не даёт человеку и является просто тяжелой бессмыслицей.

Действительно, если нет Бога и вечной жизни, то зачем и для кого непрерывно растет это бесконечное море человеческих страданий? Просто безнаказанный произвол человеческой несправедливости и жестокости? Игра слепых сил природы, случайность, стечение обстоятельств? Без веры в Бога и бессмертие личности страдания, тем более невинных детей – это жуткая бессмыслица, порождающая безответное отчаяние. Таков плод слепой веры в небытие Бога.

Смысл всех земных страданий становится понятным и оправдывается только при христианской вере в то, что со смертью тела оканчивается не жизнь, но лишь подготовительный ее этап к бесконечной жизни будущего века, когда совершится всеобщее воскресение. 

2. Наука доказала, что Бога нет.

Одним из самых настойчивых утверждений т.н. научного атеизма является версия о непримиримой борьбе между наукой и религией, под которой, прежде всего, имеется в виду христианство. Но и под наукой подразумевается не весь круг человеческого знания (в который входит и сама религия), но естествознание (физика, биология, астрономия и проч.).

Первое, о чем должно сказать по этому вопросу, что области научного и религиозного познания принципиально различны. Если эмпирические науки занимаются изучением материи, то религия – духовным миром и его законами. Эти сферы могут соприкасаться, в чем-то пересекаться, но они также несопоставимы и не могут опровергать друг друга, как километр и килограмм. И «беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». О т. н. «борьбе» науки с религией очень хорошо писал М.В. Ломоносов: «Создатель дал роду человеческому две книги. Первая – видимый мир... Вторая книга – Священное Писание... Обе обще удостоверяют нас не токмо в бытии Божием, но и в несказанных нам Его благодеяниях. Грех всевать между ними плевелы и раздоры». Наука и религия «в распрю прийти не могут... разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрования на них вражду восклеплет»3.


Наставления прп. Антония Великого. Добротолюбие. Т. 1. §150.
Ломоносов М. Стихотворения // «Советский писатель», М., 1948. С. 7.

Поэтому «не здраво рассуждает математик, ежели он хочет Божескую волю вымерять циркулем, таков же и богословия учитель, если он думает, что по Псалтыри научиться можно астрономии или химии»4.

Не задача религии заниматься вопросами: из каких «кирпичиков» построена Вселенная, Земля вращается вокруг Солнца или наоборот, как возникли существующие формы жизни и т.д. Все эти и подобные им проблемы – область естествознания, но не религии. Об этом хорошо сказал Пастер (†1895 г.): «Здесь нет ни религии, ни философии, ни атеизма, ни материализма, ни спиритуализма. Это вопрос фактов и только фактов»5. Потому немало священнослужителей6, которые внесли значительный вклад в науку7.

Во-вторых, наличие огромного числа верующих ученых лучше всего говорит о том, что ни наука не имеет никаких противоречий с христианским мировоззрением, ни христианство с наукой. Этот факт вынужден был признать даже такой ведущий специалист советского «научного» атеизма и активный борец «науки» против религии, как Шахнович: «Многие буржуазные ученые говорят о “союзе” науки и религии. М. Борн, М. Планк, В. Гейзенберг, К. Ф. фон Вейцзекер, П. Иордан и другие известные физики неоднократно объявляли, что наука будто бы не противоречит религии»8. Но Шахнович только начал бесконечный список тех верующих ученых9, которые соединяли в себе великие научные достижения с самой искренней верой в Бога и во Христа.

В-третьих. Вера одних ученых в небытие Бога, других – в Его бытие, однозначно говорят о том, что научные знания не решают этого вопроса.

В-четвертых. Бесконечность познаваемого мира и вечная ограниченность человеческого знания о нем ясно говорят о принципиальной невозможности науки отрицать бытие Бога. Потому, в частности, «научный атеизм» именно с научной точки зрения оказывается несостоятельным.

Всё это красноречиво свидетельствует о надуманности самой идеи противостояния религии и науки.

3. Бога никто не видел. 

– А Вы свой ум видели? – ответил семинарист одному из задиристых посетителей Троице-Сергиевой Лавры, верующему в небытие Бога.
– Не-е-ет.
– Следовательно, у Вас его... ?
Под дружный хохот своих друзей сконфуженный атеист ретировался.

Мы верим в существование очень многих вещей и явлений, которых никто из людей не только не видел, но и видеть не может. Верим своим пяти чувствам, говорящим о существовании мира звуков, красок, света, вкуса и т.д., хотя физика прямо заявляет, что всё это суть лишь наши субъективные ощущения, а объективный мир совсем иной. Верим в любовь, добро, красоту, хотя видим не их, а лишь некоторые их проявления, которые скрыты в сердце человеческом. Верим в реальность субатомного мира, в существование каких-то кварков, струн, в непонятную бесконечность (или конечность?) Вселенной, черные дыры, темную энергию, темную материю и т. д.

Да и вообще, всё то, что называем знанием, разве мы видели? За ничтожным исключением все наши знания являются самой обычной верой родителям, товарищам, педагогам, ученым, политикам, фильмам, интернету, СМИ.., которые, увы, часто не только ошибаются, но и сознательно обманывают. Так, почему же не поверить кристально чистым людям, святым, которые утверждают, что видели Бога всем своим существом и нередко за это отдавали свою жизнь?

-------------

Таковы наиболее часто встречающиеся возражения в отношении бытия Бога. Своей неубедительностью они показывают, что решение этого вопроса возможно только на пути личной проверки тех условий познания Бога, которые предлагает религия. Таким образом,  религия и атеизм в парадоксальном единстве, вместе (!) призывают каждого ищущего смысла жизни человека самому проверить путь познания Бога. Другого его решения нет.

Бог или Ничто?

Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество,
от создания мира через рассматривание творений
видимы, так что они безответны.
Рим. 1:20.

О смысле жизни.

Каждый человек по-своему, конечно,  переживает проблему Бога, но для многих она начинается с простого вопроса: есть ли Он?

4 М.В. Ломоносов. Сб. статей под ред. В.В. Сиповского. СПб. 1911. С.17.
5 Цит. по: Васильев Л. Внушение на расстоянии. М., 1962. С. 18.
6 В католическом средневековье боролись не религия с наукой, а старые научные представления и представители с новыми, используя псевдоцерковные теории.
7 Например, каноник Н. Коперник (†1543); св. митрополит Московский Иннокентий (Вениаминов) (†1879); Г. Мендель (†1884) – августинский монах; П. Флоренский (†1937) – священник, богослов, ученый-энциклопедист; этнограф патер В. Шмидт (†1954); архиепископ Лука Войно-Ясенецкий  (†1961); аббат Леметр (†1966), иеромонах Серафим (Роуз,+1982), Джон Полкинхорн (р. 1930).
8 Шахнович М.И. Ленин и проблемы атеизма. М.-Л., 1961. С. 185.
9 Здесь достаточно привести имена лишь некоторых всемирно известных верующих ученых: И. Кеплер, Б. Паскаль, И. Ньютон, М. Ломоносов, Л. Гальвани, А. Ампер, А. Вольта, Л. Пастер, А. Попов,  С. Ковалевская, Д. Менделеев, И. Павлов, М. Борн, М. Планк, В. Гейзенберг, К. Ф. фон Вейцзекер,  П. Иордан, Э. Шрёдингер, Б. Филатов,  Ч. Таунс,  и многие другие.  

Рассказывают такой случай. Барин, просвещенный в духе «свободы, равенства, братства», видя, как его возчик, проезжая мимо церквей, каждый раз крестится, подсмеивался над ним. Но тот не отвечал ни слова. Доехали, барин хотел было уходить. И вдруг мужик, молчавший всю дорогу, неожиданно заговорил: «Барин, а барин?» – «Что?» – «А вдруг Он есть?». Барин был потрясен: этот простой и ясный вопрос оказался сильнее всех его атеистических хитросплетений. Действительно, а почему Бога нет?

Только познакомившись с аргументами «научного атеизма», можно убедиться, насколько нежелание бытия Бога может подавить человеческий разум.

Что представляют собой атеизм и религия с точки зрения научной методологии?

Любая научная теория может быть оправдана только в том случае, когда она предлагает факты и возможность их проверки.

И вот здесь сначала простой пример. Чтобы утверждать, что в этом лесу есть волки, достаточно свидетельств нескольких человек. А чтобы отрицать это, необходимо проделать огромную работу, тщательно обследовав весь лес. Но и тогда может оставаться сомнение – вдруг не заметили. Подобная же ситуация и с вопросом бытия Бога. Для веры в Него и один факт личной Его встречи достаточен, для отрицания же и какие угодно доводы не будут убедительны.

О существовании Бога, во-первых, свидетельствует личный опыт переживания Его множеством людей разных эпох, народов, культур. Об этом замечательно писал известный русский философ 20-го столетия С. Н. Булгаков, который на собственном опыте убедился в бытии Бога и из марксиста-атеиста стал священником: «Если бы люди веры стали рассказывать о себе, что они видели и узнавали с последней достоверностью, то образовалась бы гора, под которой был бы погребен и скрыт от глаз холм скептического рационализма»10. Убеждает в Его бытии  и бесконечное количество фактов. Достаточно назвать хотя бы имена святителя Николая Мирликийского, Ксении Петербургской, Иоанна Кронштадтского, чтобы не осталось сомнений в сверхъественном источнике их поразительных чудес, которые совершаются до ныне.

Во-вторых, понятно, что все научные знания прошлого, настоящего и будущего никогда не смогут охватить всё бытие в целом. Академик РАН  Г. Наан писал: «На любом уровне развития цивилизации наши знания будут представлять лишь конечный островок в бесконечном океане непознанного, неизвестного, неизведанного»11. Следовательно, даже если бы Бога не было, наука в принципе никогда не смогла бы утверждать этого. Самое большее, что она может сказать: «Я не знаю». Но множество ученых всех эпох и до настоящего времени благодаря своим научным исследованиям приходили к вере в Бога.

Поэтому утверждение «научного» атеизма о небытии Бога противоречит элементарной логике и является откровенно антинаучным.

Обращает на себя внимание и следующее. Если религия опирается на колоссальный всечеловеческий опыт внутреннего познания Бога, то атеизм не предлагает человеку никаких фактов для подтверждения своей веры. Он не отвечает на важнейший для него вопрос: «Что должен сделать образованный человек, чтобы убедиться в небытии Бога»? Но без ответа на него атеизм теряет всякое доверие. Поэтому он способен призывать только к вере: «Верь, человек, что нет Бога, нет души, нет никакой посмертной жизни, ничего нет, кроме мига существования в этом мире. Верь, что тебя как личность ожидает вечная смерть, окончательное и полное уничтожение»!

Какие духовные, нравственные и психологические последствия способна породить у человека такая вера – вполне очевидно. И самое трагическое – это, по-существу, потеря смысла жизни. Попытки найти его в своих детях, или в делах на благо человечества являются, ничем иным, как то, над чем так остроумно подшутил Пушкин: «ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад».

Ведь, если говорить о детях как смысле жизни, то, во-первых, не у всех они даже есть. Во-вторых, как можно охарактеризовать того человека, который смысл своей жизни видит в том, чтобы дать жизнь ребенку, точно зная, что тем самым он приговаривает его к смертной казни? Ответ не вызывает сомнений. Но кому же не ясно, что каждый рожденный приговорен к смерти, и еще неизвестно какой? Это тяжело звучит, но именно таким оказывается т.н. смысл жизни в детях, когда нет веры в вечную жизнь.

Таким же является и атеистический смысл жизни для блага человечества. Прежде всего: многие ли живут и работают с такой мыслью - единицы. А в чем заключается смысл жизни для прочих? Поесть, попить, повеселиться… и не думать ни о каком смысле - и навсегда исчезнуть из памяти человечества.

Да, и для тех редких людей, которые действительно сделали что-то полезное для человечества, никакого посмертного удовлетворения с точки зрения атеизма быть не может, ибо личность уничтожается. И таким образом весь смысл их жизни сводится исключительно к мигу земного существования. А дальше – тьма небытия.

В связи с выводами современной науки атеистическая идея смысла жизни и деятельности на благо своего народа и человечества приобретает уже совсем трагический характер. Академик РАН Н. Н. Моисеев (+2000) прямо  писал: «Человечество как биологический вид смертно, и в этом смысле конец человеческой истории однажды наступит. И не в каком-нибудь совершенно неопределенном будущем, а, может быть, уже в середине ХХI века». И предупреждал: «Глобальная катастрофа может разразиться столь стремительно, что люди окажутся бессильны. Надежды на технику совершенно напрасны, нас уже не спасут новые технологии... Необходимы новые заповеди...»12.


10 Булгаков С. Свет Невечерний. – Серг. Посад, 1917.       
11 Беседа с академиком Г. Нааном. О диалектике познания. // Наука и религия. 1968. №12, с. 23.
12 Моисеев Н.Н. Быть или не быть человечеству. – М. 1999. – С. 33-46.

Отсюда естественно возникает вопрос: если всё человечество ожидает уничтожение (и, возможно, скоро), то ради какого смысла, какого рая на земле и для каких потомков необходимо сейчас отдавать жизнь и трудиться? И вообще, какой смысл жизни без надежды на жизнь?

Невольно возникает изумление перед непонятной силой слепой веры в свою вечную смерть и смерть всего человечества, которая не оставляет никакой надежды ни на какое будущее! Действительно, если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят (Лк. 16:31).

Напротив, вера в Бога, в бессмертие личности, надежда на вечную жизнь полностью снимает все эти проблемы и тем самым уже сейчас, здесь на земле открывает человеку и смысл, и радость жизни.   

Аргументы.

Представляют интерес и специальные аргументы, говорящие за бытие Бога, которые предлагаются с древних веков по настоящее время. Здесь приведем лишь некоторые из них.

1. Телеологический аргумент

Суть его в следующем. Красота и удивительная целесообразность устройства мира, как во всех мельчайших частях, так и в целом всегда вызывала изумление. Пифагор, потрясённый картиной звездного неба, назвал его даже космосом, то есть самой красотой. Откуда и как она могла возникнуть? Что это за великий Разум, который мог быть творцом такого мира - вот вопрос, который очень многих приводил к вере в Бога.

Философы и ученые всех времен выражали свое изумление перед удивительной разумностью мироздания. Вот несколько высказываний современных ученых. «Равновесие между гравитационными и электромагнитными взаимодействиями внутри звезд, – пишет профессор П. Девис, – соблюдается почти с немыслимой точностью. Вычисления показывают, что изменение любого из взаимодействий всего лишь на 10–40 его величины повлекло бы за собой катастрофу для звезд типа Солнца»13.

Профессор М. Рьюз, рассуждая о возможной первопричине мира, пишет: «Понятие о такой причине возвращает нас, по сути дела, к признанию Высшей силы того или иного рода, которую вполне можно именовать Богом. Кстати говоря, мне кажется, что эта аргументация подпадает под класс доводов, традиционно известных как телеологические». И продолжает: «Вообще же, предположение, что за покровом наличного бытия вселенной, за ее организацией должен скрываться некий Разум, начинает казаться в наши дни все более правдоподобным»14.

Современная наука не сомневается в антропном (разумном) устройстве мира. Известный физик Ральф Эстлинг так прокомментировал этот принцип: «Абсолютно во всем, начиная от постоянных, определяющих гравитационные, электромагнитные, сильные и слабые ядерные взаимодействия, и вплоть до основных биологических предпосылок, мы обнаруживаем, что космос в целом, наше Солнце в частности, и в особенности Земля настолько точно подогнаны к нам, что неизбежно напрашивается вопрос: а не Бог или кто-то еще с аналогичным именем создал все это, прежде всего имея в виду нас? Это слишком много для совпадения, даже для чуда, чтобы назвать это чистой случайностью»15.

А как возникла жизнь? Наука не знает закона, по которому какая-либо материальная структура могла бы породить жизнь. Вероятность же возникновения ее из случайного сцепления молекул настолько мала  (по некоторым расчетам она равна 10–255), что, по словам американского ученого Кастлера, «вытекает фактическая невозможность появления жизни»; «предположение о том, что живая структура могла бы возникнуть в одном акте вследствие случайного соединения молекул, следует отвергнуть»16. Другой ученый приводит такое сравнение: «...вероятность того, что клетка возникнет самопроизвольно, по меньшей мере, равна вероятности того, что какая-нибудь обезьяна 400 раз напечатает полный текст Библии без единой ошибки!»17.

Поэтому множество ученых, не находя более логичного объяснения возникновения жизни и закономерности устройства мира, приходили к вере в бытие разумного Творца - Бога. Например, наш замечательный ученый, академик РАН, директор института мозга Н. П. Бехтерева на Соборных слушаниях «Вера и знание: наука и техника на рубеже столетий» в марте 1998 года заявила: «Всю свою жизнь посвятив изучению мозга человека, я прихожу к выводу, что понять создание такого чуда, как мозг человека, без понятия Творца практически нереально».

Убедительность телеологического аргумента состоит, прежде всего, в том, что он ставит сознание перед альтернативой: признать ли Божественный Разум источником законов столь целесообразно устроенного мира, или же – ? Первое не просто отвечает на вопрос о природе нашего мира, но открывает человеку и смысл его жизни. Второе оставляет человека «без руля и без ветрил».


13 Девис П. Суперсила. – М., 1989. – С. 265.
14 Рьюз М. Наука и религия: по-прежнему война? // Вопросы философии. 1991. № 2, С. 39–40, 42.
15 Девис П. Суперсила. – М., 1989. – С. 261.
16 Населенный космос. / Под ред. В.Д. Пенелиса. – М., 1972. – С. 77.
17 Бен Хобринк. Эволюция. Яйцо без курицы. – М., 1993. – С. 66.

2. Исторический аргумент

На этот довод, как на самый убедительный, ссылался, например, знаменитый римский оратор, писатель и политический деятель I в. до н. э. Цицерон. «Мы считаем, – говорит он, – нужным указать на то, что нет племени столь дикого, нет человека, настолько потерявшего сознание о нравственных обязанностях, душу которого не освещала бы мысль о богах. Многие о богах думают не право, но это обыкновенно происходит от нравственного развращения и порочности: все однако же убеждены в том, что есть сила и природа божественная. И такое признание не от предварительного уговора и соглашения людей; это памятование о богах утвердилось не в силу государственных постановлений или законов, но во всяком этом деле единомыслие всех народов должно быть почитаемо законом природы»18.

Известный римский философ Сенека (I в. н.э.) почти повторяет Цицерона: «Всем врожденно понятие о божестве, поэтому никогда ни один народ не находился в таком состоянии беззакония и безнравственности, чтобы не признавал никакого божества»19.

Ту же мысль высказывает и древнегреческий писатель, историк и философ Плутарх (†120): «Обойди все страны, ты можешь найти города без стен, без письменности, без правителей, без дворцов, без богатств, без монеты, но никто не видел еще города, лишенного храмов и богов, города, в котором не воссылались бы молитвы, где не клялись бы именем божества...»20.

Всеобщность религии в человечестве – один из самых впечатляющих фактов всемирной истории. Чем можно объяснить его? Все атеистические гипотезы, предлагающие свои варианты т. н. «естественного» происхождения идеи Бога в сознании человека, оказались совершенно беспомощными. Главный среди них, что идею Бога породили невежество древних людей, их неспособность объяснить естественные явления природы и страх перед ними, развенчан самой историей. Теперь совершен гигантский прорыв в познании мира, окончились прежние недоумения, страхи и восторги, но религиозное мировоззрение так и остается главенствующим в человечестве. Согласно данным опроса, проведенного в 2011 году британской ассоциацией Ipsos MORI, 7 из 10 человек в мире исповедуют какую-либо религию.

Единственно разумным объяснением этого факта было бы признать, что религиозная вера, которой жило и живет человечество всю историю, не выдумка какого-то хитреца или невежды, не плод «земли», но имеет своим источником самого Бога.

3. Религиозно-опытный аргумент

Сначала небольшое отступление.

«В 1790 году около французского города Жюллек упал метеорит. Мэр составил протокол об этом событии, который подписали 300 свидетелей, и послал в Парижскую Академию. Думаете, академики тогда поблагодарили за помощь науке? Ничего подобного. Парижская Академия не только составила объемистый трактат “Об абсурдности падения камней с неба”, но даже приняла специальное постановление по этому поводу… “Раз Бога нет – значит, не может быть и камней с неба”, – постановили парижские академики....

Лишь с большим трудом люди начинают понимать, что их повседневный опыт вовсе не абсолютен, что он охватывает только некоторые поверхностные стороны событий и явлений, что житейский здравый смысл ограничен, что есть очень много неопровержимых фактов, не укладывающихся в незыблемые, казалось бы, самоочевидные истины». Так писал один из историков науки А. Горбовский в своей интересной книге «Загадки древнейшей истории» (М. 1966).

Один из современных ученых подчеркивал: «Когда выводы науки расходятся с фактами, предпочтение отдается фактам (при условии, что факты еще и еще раз повторяются)»21. Так вот, бытие Бога является тем фактом, который бесчисленное множество еще и еще раз проверен. Люди разных исторических эпох, с глубокой древности и до наших дней включительно, различных рас, национальностей, языков, культур, уровней образования и воспитания, часто, не зная друг друга, с поразительным единодушием свидетельствуют о реальном, невыразимом, глубочайшем личном переживании Бога –Бога, а не просто «чего-то» сверхъестественного, мистического.

Какие же основания отвергать это свидетельство тех, которые говорят о непосредственном, а не через приборы или следы на фотографиях, ви́дении Бога? И среди этих людей – величайших в своей области ученых – святые, которые даже в мысли боялись совершить обман. Они творили чудеса, прозревали будущее, переносили изгнания и ссылки за слово веры и правды, претерпевали пытки и надругательства, проливали кровь и отдавали саму жизнь за непоколебимое исповедание Бога и Христа, Которого они познали, а не просто в Которого уверовали!

Может быть, все эти Петры и Павлы, Иустины Философы и Павлы Препростые, Макарии Великие и Сергии Радонежские, Клименты Римские и Исааки Сирийские, Иоанны Русские и Саввы Сербские, Серафимы Саровские и Георгии Задонские, Игнатии Брянчаниновы и Амвросии Оптинские, Хомяковы и Достоевские, Паскали и Ломоносовы, Мендели и Менделеевы, Войно-Ясенецкие и Бехтеревы – невозможно перечислить имена только тех, о которых знает весь мир, – так, может быть, все они лишь «по традиции» верили в Бога или были просто необразованными людьми?

18 Цицерон. О природе богов. Цит. по: Кудрявцев В. Начальные основания философии. Серг. Посад, 1910. С. 176–177.
19 Цит. по: Рождественский Н.П. Христианская апологетика. СПб. 1893, с.238.
20 См. Рождественский Н.П. Христианская апологетика. СПб. 1893, с.238.
21 Клячко В. Наука познает мир // Наука и религия. 1967. № 1. – С. 72.

Как рассматривать этот грандиознейший в истории человечества факт? Наверное, стоит над ним задуматься. Неужели можно отрицать Бога только потому, что повседневный опыт не дает Его нам? Но повседневный опыт вообще не дает нам почти ничего из того, о чем говорят ученые. Однако мы верим их опытам, верим им, не зная их и не имея при этом, как правило, ни малейшей возможности проверить их утверждения. Какие же основания не поверить неисчислимо большему количеству опытов познания Бога, засвидетельствованному кристально чистыми людьми?

Этот опыт ученых науки из наук – духовной жизни - говорит не о голословной их вере, не о мнении, не о принятой гипотезе или простой традиции, но о факте бытия Бога.

Справедливы слова проф. С.Н. Булгакова: «Религиозный опыт в своей непосредственности не есть ни научный, ни философский, ни эстетический, ни этический, и, подобно тому как умом нельзя познать красоту (а можно о ней только подумать), так лишь бледное представление о опаляющем огне религиозного переживания дается мыслью... Жизнь святых, подвижников, пророков, основателей религий и живые памятники религии: письменность, культ, обычай... – вот что, наряду с личным опытом каждого, вернее вводит в познание в области религии, нежели отвлеченное о ней философствование»22.

«Основное переживание религии, встреча с Богом, обладает (по крайней мере на вершинных своих точках) такой победной силой, такой пламенной убедительностью, которая далеко позади оставляет всякую иную очевидность. Его можно позабыть или утратить, но не опровергнуть. Вся история человечества, что касается религиозного его самосознания, превращается в какую-то совершенно неразрешимую загадку и нелепость, если не признать, что человечество опирается на живой религиозный опыт»23.

Как найти Бога?

Просите, и дано будет вам; ищите,
и найдете; стучите, и отворят вам
Мф. 7:7

Если попытаться ответить на этот вопрос предельно кратко, то для ищущего человека можно предложить несколько основных условий.

1. Первым из них для приобретения веры в Бога и во Христа является осознание человеком своей душевной неустроенности, нравственной ущербности, греховности и бессмысленности этой, убывающей с каждой минутой, жизни. Как сказал один древний Отец: «Кого назову разумным? Только того, кто помнит, что есть предел его жизни»24. Такое осознание приводит ищущего человека к исканию смысла жизни, к желанию очистить душу от накопившейся грязи. А кто и где может этому помочь? Необходимо обратить свой взор к религии.

Без горячего желания найти ответ на вопрос: «Какой смысл жизни?», - трудно человеку серьезно уверовать. Только бескорыстное искание Истины и искреннее раскаяние в душе о недолжной жизни обычно завершается верой в Бога и принятием Его заповедей. Поэтому такое искание является первым  необходимым условием приобретения веры в Бога.

2. Но здесь человека встречает не одна религия, претендующая на истинность своего учения. Для решения этой проблемы возможны два варианта.

Первый заключается в сравнительном анализе учения разных религий. Этот вариант не прост, ибо требует больших усилий. Второй - исходит из анализа тех основных аргументов, которые должна представить каждая религия в подтверждение божественности своего происхождения.

Если говорить о христианстве, то оно предлагает целый ряд таковых (см. далее «Истинность христианства»). Однако и само христианство в своей истории претерпело немало расколов, и каждое из его направлений претендует на истинность. В настоящее время имеется три главнейших исповедания: православие, католицизм и протестантизм. И только внимательный анализ их учения может дать окончательный ответ на вопрос: где истинное христианство? (См. далее «Почему Православие».)

3.  Однако одно рассудочное принятие даже Православия без знания святоотеческих основ духовной жизни, без твердого решения жить по совести евангельских заповедей, а не просто по так называемой общечеловеческой нравственности, касающейся лишь самых очевидных нарушений поведения, человеку невозможно пережить и понять, кто есть Бог. Ибо только чистые сердцем Бога узрят (Мф. 5:8).

4. На этом пути необходимо изучение Нового Завета со святоотеческим его объяснением. Оно дается в толкованиях, прежде всего, свт. Иоанна Златоуста, блаженного Феофилакта Болгарского, свт. Феофана (Говорова), свт. Василия Кинешемского, а также в творениях святых Отцов и подвижников благочестия, которые излагают учение о вере и духовной жизни. Особенно полезны для современного человека «Душеполезные поучения» аввы Дорофея, творения святителя Игнатия (Брянчанинова), Письма духовым детям схиигумена Иоанна Валаамского и игумена Никона (Воробьева), письма игумении Арсении (Себряковой).

Таковы самые первые шаги на пути к Богу. Однако без них едва ли возможно зарождение в человеке того, что действительно можно назвать христианской верой в Бога.

22 Булгаков С. Свет невечерний. – Серг. Посад, 1917. – С. 6–7.
23 Там же. С. 12.
24  Исаак Сириянин, св. Слова подвижнические. – Москва. 1858. Сл.21. §120

Один Бог во всех религиях?

Если кто скажет тебе: ту и другую веру
                                                             дал Бог, – отвечай: разве Бог двоеверен?
Прп. Феодосий Печерский

В современную эпоху возрастающих экуменических и межрелигиозных контактов вопрос о том, одному ли Богу покланяются в разных религиях, становится всё более жизненно важным. Ибо очевидно, что единство исповедуемого ими Бога означает, по-существу, и единство самих религий, их принципиальную равноценность, что ведет человеческое сознание к религиозному индифферентизму и утрате одного из важнейших духовных стимулов – поиска истинной веры. Эта идея, в основе которой присутствует мысль о единой мировой религии, фактически, уничтожает, прежде всего, христианство. Поэтому, естественно, возникает вопрос: насколько она богословски обоснована?

Не говоря уже о глубоко принципиальных различиях в понимании Бога между монотеизмом и политеизмом, в самих монотеистических религиях образ Бога далеко не однороден. Здесь также имеются существенные различия в Его понимании. Особенно отличается от прочих религий христианство. По его учению, единый Бог в Своей внутренней жизни является триипостасным: Отец, Сын (Логос) и Святой Дух; вторая Ипостась, Логос, воплощается; спасение человечества совершается Крестом, смертью и Воскресением Христа и др. Ничего подобного нет ни в иудаизме, ни в мусульманстве, ни, тем более, в других религиях. Уже апостол Павел писал об этом: мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для эллинов безумие (1 Кор. 1:23).

О чем говорят эти религиозные различия в учении о Боге?

Хотя Бог есть Дух, и Он выше каких либо определений, но поклонение Ему с необходимостью требует в религии Его осязаемого образа (понятийного, нравственного, символического, иконографического…), который бы определял не только её вероучительное и духовно-нравственное учение, но и всю жизнь верующего. Поэтому в каждой религии существует свой образ Бога, и именно этот Его образ и является в каждой религии ее Богом. Таким образом, каждая религия имеет своего Бога. Но эти образы Бога очень различны.

Так, апостол Павел Самого Христа называет образом Бога невидимого (2 Кор. 4,4; Кол. 1,15), образом Божиим (Флп. 2,6), сиянием славы и образом ипостаси Его (Евр. 1,3).  И, напротив, язычники славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся... Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца (Рим. 1:21–25). В Ветхом Завете читаем даже такое: «И утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего. Богами чуждыми они раздражили Его и мерзостями своими разгневали Его: приносили жертвы бесам, а не Богу» (Втор. 32:15–17).

О поклонении бесам, как Богу, сообщает и апостол Павел: «язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1 Кор. 10:20). Оказывается, образы Бога в религиозном сознании человека могут дойти до такой степени извращения, что Сам Бог наделяется дьяволоподобными свойствами, и тогда служение дьяволу принимается как поклонение Богу. Но какое согласие между Христом и Велиаром? (2 Кор. 6:14–15). Таким образом, становится понятно, что мысль о единстве Бога во всех религиях не просто глубоко ошибочна, но и разрушительна для сознания человека.

В связи с этим возникает вопрос, какие основания имеются в христианстве утверждать, что его образ Бога является не человеческой фантазией, но действительно откровением Самого Бога и, следовательно оно является истинной религией?

Видео

О Боге (Интервью телеканалу «Тонус», 1999.01.14)

36:21
11 760

Один ли Бог во всех религиях? (МДА, 2011.10.21)

47:56
8 471

Вера и жизнь (Екатеринбург, 2013.12.05)

31:07
38 693

Бог, мир, человек (БПЦ, 2004)

1:05:37
7 030

Что есть истина? (ДК им. Баумана. Москва, 2013.04.10)

1:06:15 (ч.1) / 1:12:44 (ч.2)
24 551

Бог и страдания

21:40
9 667

Есть ли Бог? (МДА, 2008.09.04)

21:02
37 739

Аудио

Есть ли Бог? (Вновь поступившим в МДАиС, 2008.09.04)
34:59 2136
О Боге (Интервью телеканалу «Тонус», 1999.01.14)
59:40 1092
Вера и жизнь (Екатеринбург, 2013.12.05)
1:49:09 5046
Бог, мир, человек (БПЦ, 2004)
1:05:37 417
Что есть истина? Ч.1 (ДК им. Баумана. Москва, 2013.04.10)
1:05:44 742
Что есть истина? Ч.2 (ДК им. Баумана. Москва, 2013.04.10)
1:12:06 639
Один ли Бог во всех религиях? (МДА, 2011.10.21)
46:56 880

Публикации

Бог


НОВАЯ РЕДАКЦИЯ

Представление о Боге является одним из тех вопросов, который всю историю разделял народы и религии. В настоящее время он приобретает новую остроту в связи с идеей создания единой всемирной религии и продолжающейся атеизацией т. н. цивилизованного общества. В книге затронуты многие вопросы, связанные с православным пониманием этой большой темы.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

  14995читать

Путь разума в поисках истины


Эта книга является не просто учебным пособием для учащих и учащихся православных богословских учебных заведений. Она затрагивает вопросы, которые беспокоят сейчас многих людей, ищущих смысла жизни и пытающихся найти себя в безбрежном море современного религиозного плюрализма. Православный взгляд на различные стороны человеческой жизни и деятельности, предлагаемый в книге, поможет читателю лучше понять христианство, его отношение к миру и назначение человека.

  7428читать
|