A
A
A

О духовничестве


- Святая святых священничества – это духовничество. Общину, объединенную вокруг духовника, называли даже «покаяльной семьей». Как вы думаете, каким должны быть отношения внутри духовной семьи? Отец Рафаил (Карелин) сравнивал отношения батюшки и духовных чад с государственным устройством и описывал разные типы этих отношений: деспотия, монархия, аристократия, демократия…, и утверждал, что лучший образ духовничества – это монархия. Согласны ли вы с этим утверждением или, может быть, для отношений священника и его духовных детей образ государственного устройства не совсем приемлем?

- Что вы?! Да разве это можно? Ужас какой! Христос умывал ноги ученикам. Апостол призывает: «Честью друг друга больше творите». А здесь я – царь, а вы рабы! Как огня нужно бояться таких духовников-монархов, ибо они заражены гордостью и властолюбием. А где эти страсти – там не ждите никаких добрых плодов.

Если Христос умыл ноги ученикам, то и мы, независимо от наших санов и рангов, должны также себя чувствовать друг перед другом. Нормальные отношения в духовной семье могут быть только такими: когда священник не видит себя лучшим и высшим, нежели те, кто к нему приходит. И понимает, что он только слуга, которого Христос послал исполнить эту службу. И с каким страхом Божиим он должен исполнять свое служение! А тут нам предлагают «монархию». Если будем следовать таким советам, то скоро от Церкви Христовой вообще ничего не останется.


- В современной православной литературе действительно очень часто встречается новые образы духовничества, которые довольно сильно отличаются от образов преподобного Сергия, Нила Сорского, преподобноисповедника Севастиана Карагандинского, схиигумена Иоанна (Алексеева), игумена Никона (Воробьева)…

- У этих святых старцев и есть правильная школа духовничества. Святитель Игнатий писал человеку, который просил его стать духовным отцом: Что ты меня просишь? Ты прими меня, ближний мой, в услужение тебе на пути твоем к Христу. Вот пример правильных отношений между духовником и приходящим к нему. Не должно быть никакого царствования!


- Но часто подобный стиль общения практикуют бесспорные авторитеты. Например, читаем о схиигумене Савве (Остапенко): «Когда он давал благословение на какое-нибудь дело, то не терпел возражений и споров», «если он считал, что человек может исполнить требуемое, но колеблется, то не слушал его объяснений, но резко обрывал его и гнал от себя», «Он мог в буквальном смысле, выгнать такого человека в шею из своей кельи», «Он вытолкал ее из кельи за шиворот», «Я сказал ей, что понял, но она продолжала говорить. Тогда я взял ее за шиворот и вытолкал из кельи» - и, слегка улыбнувшись, добавил: «Это почему-то показалось ей обидным». Некоторым отец Савва говорил: «Закрой рот, и отвечай только на те вопросы, которые я тебе задам». Он говорил, что для решения духовных вопросов достаточно нескольких минут, и для правильного руководства надо встречаться с человеком редко и на короткое время». Или отец Рафаил (Огородников) который говорил: «Ваш батюшка бил вас руками, а я буду бить ногами». Что означает такой «пастырский почерк»? – может быть перед нами просто другие типы личности, темперамента или все-таки за этим стоит неверное понимание духовной жизни?

- Бесспорным авторитетом является только римский папа у католиков. Думаю, что лучше бы нам все-таки читать бесспорных святых отцов, а с прочими авторитетами быть очень осторожными. Преподобный Иоанн Лествичник предупреждал: «Когда мы... желаем... вверить спасение наше иному, то еще прежде вступления нашего на сей путь, если мы имеем сколько-нибудь проницательности и рассуждения, должны рассматривать, испытывать и, так сказать, искусить сего кормчего, чтобы не попасть нам вместо кормчего на простого гребца, вместо врача на больного, вместо бесстрастного на человека обладаемого страстями, вместо пристани в пучину, и таким образом не найти готовой погибели».

Да, многие из нашего народа, прежде всего, женщины любят таких духовников, которые их оскорбляют, командуют ими, решают за них все вопросы жизни, вплоть до самых интимных. Мне одна хорошо знакомая женщина рассказала, как она побыла на исповеди у одного известного (не хочу называть его имя – он уже скончался) архимандрита. Она, искренно верующая, сейчас уже монахиня, говорила мне: «Хорошо, что я уже не молоденькая девушка, иначе после такой исповеди я вышла бы от него совершенно развращенной». Он спрашивал о таких мерзостях, которые могут придти в сознание только извращенного человека. Так, вопреки прямому запрету святых отцов копаться на исповеди во всяких гадостях, подобные учителя губят души легковерных людей.

Опасно оказаться под влиянием этих «ревностных» духовников. Свт. Игнатий (Брянчанинов) писал о лжестарцах, жаждущих славы и власти над верующими: «Тщеславие и самомнение любят учить и наставлять. Они не заботятся о достоинстве своего совета! Они не помышляют, что могут нанести ближнему неисцельную язву нелепым советом, который принимается неопытным новоначальным с безотчетливой доверчивостью, с плотским и кровяным разгорячением! Им нужно произвести впечатление на новоначального и нравственно подчинить его себе! Им нужно прослыть святыми, разумными, прозорливыми старцами, учителями!»


- Есть одна загвоздка: в этих воспоминаниях о «приказывающих» духовниках очень убедительно описываются чудеса, которые происходили по их молитвам или в результате исполнения их благословений (исцеление от рака, избавление от мучительного беснования). Получается, что свидетельство о чуде – это не всегда доказательство святости?

- Конечно, далеко не всегда! Более того, святитель Игнатий настойчиво предупреждает о гибельности легковерия чудесам и искания их. Зачитаю его замечательное высказывание, которое особенно важно для многих современных верующих: «С течением времени, с постепенным ослаблением христианства и повреждением нравственности знаменоносные мужи умалялись. Наконец, они иссякли окончательно. Между тем человеки, потеряв благоговение и уважение ко всему священному, потеряв смирение, признающее себя недостойным не только совершать знамения, но и видеть их, жаждут чудес более, нежели когда-либо. Человеки, в упоении самомнением, самонадеянностью, невежеством, стремятся неразборчиво, опрометчиво, смело ко всему чудесному, не отказываются сами быть участниками в совершении чудес, решаются на это, нисколько не задумываясь. Такое направление опасно более, нежели когда-либо. Мы приближаемся постепенно к тому времени, в которое должно открыться обширное зрелище многочисленных и поразительных ложных чудес, чтобы увлечь в погибель тех несчастных питомцев плотского мудрования, которые будут обольщены и обмануты этими чудесами».

Современные афонские монахи тоже предупреждают об опасности увлечения пророчествами: «Такая одержимость - признак неверия и нежелания людей довериться Богу», - подчеркнули недавно в послании духовники монастыря Кутлумуш. ( http://rusk.ru/newsdata.php?idar=73898)

Прп. Иоанн Кассиан Римлянин называют три источника чудес: от Бога, от дьявола (и от дьявола могут быть чудеса!), и, может быть, наиболее часто - по вере самого человека.

Откроем Патерик: бандит под видом монаха приходит в женский монастырь, чтобы разведать и ограбить его. Его приняли за пустынника, встретили с честью, омыли его ноги водой, и дали ею умыться слепой монахине. Та прозрела, поскольку была уверена, что эта вода с умытых ног святого пустынника.

Поэтому никак нельзя на основании совершаемых чудес делать вывод о святости человека. Помните, как Сам Господь предупредил: Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам (Мф. 24:24-25). Об этой опасности предупреждают и святые отцы. Так, преподобный Кассиан Римлянин (V век) писал: «…никто не должен быть прославляем за дары и чудеса Божии... Ибо весьма часто… люди, развращенные умом и противники веры, именем Господа изгоняют демонов и творят великие чудеса».

Следовательно, вопрос этот разрешается совсем иначе: тогда только можно верить, что эти чудеса от Бога, когда убедимся в святости жизни человека. А не наоборот, как думают язычники: совершил чудо, предсказал что-то, значит святой. Тогда надо было бы канонизировать и валаамскую ослицу, ведь она проговорила человеческим языком и обличила пророка (кн. Числ, гл. 22). Может, акафист ей напишем?

Своё отношение ко всем необъяснимым чудесным явлениям святые выразили однозначно: «Не хули и не принимай»! Но, увы, многие ради чуда готовы отказаться от веры своих святых отцов, устремляясь к иным богам (Втор. 6: 14).