A
A
A

Христово благословение на брак


Человек, наслышавшийся о христианских подвижниках и впервые знакомящийся с Евангелием, может удивиться не только тому, что Иисус Христос пошёл на свадьбу, но и тому, как Он вёл Себя на ней, – совсем не так, как это можно было бы ожидать от святого подвижника и Богочеловека.

Пригласивший Его жених был совсем не из богатых: об этом свидетельствует тот факт, что он даже не смог заготовить достаточно вина. И легко представить себе его состояние, когда свадьба в разгаре, а вино кончилось! Об этом можно судить хотя бы по нашим деревенским свадьбам, прекрасным, весёлым, открытым для всех. На них и звать никого не надо: родные и чужие, странники и прохожие – все за столы, все могут есть и пить, на всех всегда должно хватить. А здесь у бедного жениха вина нет.

И что же видим? Мать Иисуса Христа подходит к Нему и говорит: Вина нет у них (Ин. 2, 3).

Разве не ясно, какая должна быть реакция любого аскета на такие слова: «Прекрасно. Хватит пировать. И так довольно повеселились!» А если бы он был ещё и чудотворцем, то и последнее вино сделал бы водой. И можно себе представить, что произошло бы на свадьбе. Очередной тост, все поднимают бокалы с вином, начинают пить – а в кубках вода. И не только это сделал бы строгий аскет, но и следующее: начинают играть на инструментах – струны обрываются, запевают свадебные песни – голоса пропадают. Разве не такое должен бы совершить этот чудотворец на свадебном гулянье?

Но к великому изумлению тех, кто помнит лишь такие слова Христа: Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением, и пьянством, и заботами житейскими (Лк. 21, 34), – в Кане произошло прямо противоположное. Христос не только не отказывает Матери в просьбе, но и говорит слугам: Наполните сосуды водою. И наполнили их до верха[7]. Теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе (Ин. 2, 7–10).

Действительно, непросто представить себе, что Христос благословил не только брак, но и всё свадебное веселье: и вино, и песни, и танцы, и шутки, и смех! Но, более того, невозможно и предположить, чтобы во время всего этого веселья Христос, Его Мать и ученики сидели молча и не принимали никакого участия в этом прекрасном празднике.

Этот эпизод из жизни Христа открывает ещё одну важную сторону Его учения. Он не только не отрицает никаких естественных, необходимых потребностей человеческой природы: есть, пить, радоваться, вступать в брак и т.д., но благословляет их и научает молиться: Отче наш, хлеб наш насущный дай нам (Мф. 6, 11). А о браке говорит: Что Бог сочетал, того человек да не разлучает (Мк. 10, 9).

Величайший же проповедник христианства апостол Павел в послании к Тимофею с гневом осуждает видящих в браке что-то низкое, противное совести: Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей, запрещающих вступать в брак (1 Тим. 4, 1–3).

Но и сейчас есть «старцы», запрещающие вступать в брак или считающие, что супружеские отношения дозволены только для зачатия детей. Однажды пришлось разговаривать с двумя девушками, которые приехали из Сибири и со слезами рассказывали, что духовник запрещает им вступать в брак и иметь детей, потому что «вот-вот наступит конец света».

Брак с самого начала бытия человеческого был благословлён Богом и остаётся таковым всегда, независимо от того, каких убеждений и верований придерживаются вступающие в него. Поэтому законно заключённый брак по обычаям любого народа и религиозных верований всегда является действительным браком. Христианский же брак имеет то огромное преимущество, что верующие могут получить в нём и особое вспомоществующее благодатное средство в их супружеской жизни, в их совместных трудах – таинство Брака (венчание). В чине венчания священник, обращаясь к Богу, просит: «Господи Боже наш, славою и честию венчай их».

Уже Древняя Церковь на своих соборах, например Гангрском (ок. 340 г.), обращалась к рассмотрению разных вопросов о браке и предала анафеме все те взгляды, которые запрещали или порочили его[8]. О браке писали многие святые, благословляя его как богоугодный образ жизни.

Святитель Григорий Богослов (IV в.) посвящает ему следующие хвалебные строки: «Связанные узами супружества заменяют друг другу и ноги, и руки, и слух. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость. Общие заботы облегчают скорби. Общие радости для них восхитительнее. Для единодушных супругов богатство приятнее, а скудость переносится легче. У них одно питие из домашнего источника, из которого не вкушают посторонние. Составляя одну плоть, они имеют и одну душу. Супружество не удаляет от Бога, но, наоборот, более привязывает к Нему»[9].

Поэтому христианство решительно противостоит всем тем учениям, которые брак и законные супружеские отношения осуждают как что-то недостойное и греховное.


[7] По иудейскому обычаю около каждого дома стояли вместительные (2–4 ведра), выдолбленные из камня сосуды, в которые наливали воду.


[8] Правило 1-е Гангрского Собора: «Если кто порицает брак, и женою верною и благочестивою, с мужем своим совокупляющеюся, гнушается, или порицает её как не могущую войти в Царствие Небесное, да будет отлучён».


[9] Григорий Богослов, свт. Творения. М., 2007. Т. 2. С. 50.