A
A
A

Православный брак. Кто глава в православной семье?

10:53
Поделиться
3 793
Cкачать фрагмент в форматах:
11

Мы нередко не придаём должного значения тем словам, которые встречаем в Новом Завете: в Евангелии, в Апостольских Посланиях. А там содержится мысль, которая совершенно изменяет взгляд на брак и по сравнению с тем, что было, и по сравнению с тем, что стало. Попытаюсь объяснить на примере.

В каком отношении между собой находятся различные части и детали, например, автомобиля? Их множество, из них собирается автомобиль, ибо он есть не что иное, как только совокупность правильно соединенных частей в одно целое. Поэтому его можно разобрать, разложить по полочкам, что угодно изменить, заменить 

А человек – то же самое или что-то принципиально другое? Ведь, тоже, кажется, имеет множество «деталей» – членов и органов, тоже закономерно, гармонично согласованных в  теле.  Но тем не менее понимаем, что тело не составлено из руки, ноги, головы и так далее, не образовано из соединения соответствующих органов и членов, а является единым и неделимым организмом, живущим одной и единой жизнью.

Так вот, христианский брак – это не просто соединение двух «деталей» – мужчины и женщины, чтобы получился новый «автомобиль», которому безразлично, что в нём чему подчинено. Брак – живое тело, и такое взаимодействие членов, в котором всё находится в сознательной взаимозависимости и разумном взаимоподчинении. Он - не какая-то абсолютная монархия, в которой жена должна подчиниться мужу, или муж стать рабом жены. Православный брак – и не то равноправие, при котором не разберешься, кто прав, а кто виноват, кто кого должен, в конце концов, слушаться, когда каждый  настаивает на своем. И дальше что? Ссоры-перездоры, кто кого в этот раз победит, хоть святых (иконы) выноси. И всё это в долгом-ль времени иль вскоре приводит к полной катастрофе семьи - ее распаду. С какими при этом переживаниями и бедами!

Да, супруги должны быть равны. Но равенство и равноправие – это совсем разные понятия, смешение которых грозит бедой не только семье, но и любому обществу. Так, генерал и солдат, как личности и граждане, конечно, равны, но они обладают и должны обладать разными правами. В случае же их равноправия армия превратится в хаотическое сборище людей, не способное осуществлять свою миссию. А в семье, какое возможно равноправие, чтобы при полном равенстве супругов сохранялось ее целостное единство? Православие предлагает следующий ответ на этот жизненно важный вопрос.

Отношения между членами семьи и в первую очередь между супругами должны строиться не по правовому принципу, но по принципу живого органического тела. Каждый член семьи это не отдельная горошина среди других, но живая клетка единого организма, в котором, естественно, должна быть гармония, но которая невозможна, где нет порядка, где анархия и хаос.

Хочется привести еще один образ, который помогает раскрыть христианский взгляд на взаимоотношения супругов. У человека есть ум,  есть сердце. Как под умом разумеется не мозг, а способность мыслить, рассуждать и решать, так и под сердцем разумеется не орган, который качает кровь, но само средоточие человеческого существа – способность чувствовать, переживать, оживотворять все тело.

Данный образ – если смотреть в целом, а не индивидуально – хорошо говорит об особенностях мужской и женской природы. Мужчина действительно больше живёт головой. «Рацио» является у него, как правило, первичным в жизни. Женщина же живёт больше сердцем, чувством. Но как ум, так и сердце неразрывно соединены между собой и абсолютно необходимы человеку, так и в семье для ее полноценного и здорового существования совершенно необходимо, чтобы муж и жена не противостояли, а взаимодополняли друг друга, являясь, по-существу, умом и сердцем единого тела семьи. Оба «органа» равно необходимы для всего «организма» семьи и должны соотноситься между собой не по принципу соподчинения, а именно взаимодополнения. В противном случае никакой нормальной семьи не будет.

Теперь возникает практический вопрос, как этот образ можно применить к реальной жизни семьи? Вот, например, супруги покупать или нет какие-то вещи. Она: «Я хочу, чтобы они были!» – Он: «Ничего подобного, обойдемся и без них!» – И начинается накал страстей. Что дальше? Разделение между умом и сердцем? Может, разодрать на две части живое тело и бросить их по разным сторонам?

Христос говорит, что мужчина и женщина в браке уже не двое, но одна плоть (Мф.19:6), одно тело. Апостол Павел очень наглядно объясняет, что означает это единство и целостность плоти: Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу? Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна; или также голова ногам: вы мне не нужны. Поэтому, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор. 12, 15. 16. 21. 26).

Но как мы относимся к собственному телу? Апостол Павел пишет: никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее (Еф.5, 29). Свт. Иоанн Златоуст говорит, что муж и жена подобны рукам и глазам. Когда руке больно, то плачут глаза. Когда глаза плачут – руки утирают слёзы.

Вот здесь и стоит вспомнить заповедь, которая изначально дана человечеству и подтверждена Иисусом Христом. Когда дело доходит до окончательного принятия решения, а обоюдного согласия нет, требуется, чтобы кто-то имел моральное, по совести, право последнего слова. И, естественно, это должен быть голос ума и необходимость добровольного подчинения ему сердца. Эта заповедь оправдывается самой жизнью. Мы ведь прекрасно знаем, как иногда чего-то очень хочется, а нам говорят: «Это не полезно». И мы признаем эти слова разумными и добровольно подчиняемся им. Вот и сердце, как учит христианство, должно контролироваться умом. Понятно о чём принципиально идёт речь – о приоритете голоса мужа.

Но ум без сердца – это ужасно. Это изображает известный роман английской писательницы Мэри Шелли «Франкенштейн». В этом произведении главный герой, Франкенштейн, изображен очень умным существом, но не имеющим сердца – не анатомического органа тела, а способности любить, проявлять милосердие, сочувствие, великодушие и т. д. Поэтому Франкенштейна и человеком-то просто невозможно назвать.

Однако и сердце без контроля ума неминуемо превращает жизнь в хаос. Только стоит представить себе свободу бесконтрольных влечений, желаний, чувств…

Таким образом, муж, олицетворяющий ум может и должен упорядочивать жизнь семьи (так в идеале, в норме, в реальной жизни иные мужья ведут себя совершенно безумно). То есть единство мужа и жены должно осуществляться по образу взаимодействия ума и сердца в человеческом организме. Если ум здоров, он как барометр точно определяет направление наших влечений: в одних случаях одобряя, в других – отвергая, чтобы не погубить всё тело. Так мы устроены.

К подобному согласию призывает супругов христианство. Муж должен относиться к жене так, как относится к своему телу. Собственное тело никто из нормальных людей не бьёт, не режет, не причиняет ему нарочито каких-то страданий. Это главный принцип жизни, который в наибольшей степени соответствует тому, что называется любовью. Когда мы едим, пьём, одеваемся, лечимся, то по какой причине это делаем – конечно, по любви к своему телу. И это естественно, так и должно делать. Столь же естественным должно быть и подобное отношение мужа к жене и жены к мужу.