A
A
A

Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим... (Мф. 11:28-30)

00:03:16
Поделиться
1 911
Cкачать фрагмент в форматах:
2

Резюме.


Мф. 11:28-30 «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко».

Труждающиеся и обремененные – это трудящиеся и на мирском поприще, и духовно подвизающиеся, которые нередко, не находя ожидаемого удовлетворения, впадают в уныние, доходят до отчаяния.

Иг. Никон (Воробьёв), касаясь духовной стороны этого вопроса, даёт такое объяснение. «По указанию святых отцов (Григория Синаита, Симеона Нов. Богослова, Игнатия Брянчанинова), человек переживает состояние полной оставленности, сознания гибели, бессилия и прочее для того, чтобы через познание своих истинных "сил" (а не мечтательных) стяжать смирение и вполне оценить благодать Божию, вполне оценить Спасителя и Его дары человеку, и не приписать даров Божиих себе, своему подвигу».

В качестве иллюстрации этой мысли можно привести случай из жизни прп. Силуана Афонского.

Однажды старец Силуан во время молитвы увидел "перед собой огромную фигуру беса, стоящего впереди икон и ожидающего поклона себе… Отец Силуан с болезнью сердца говорит молитву: "Господи, Ты видишь, что я хочу молиться Тебе чистым умом, но бесы не дают мне. Научи меня, что должен я делать, чтобы они не мешали мне?" И был ему ответ в душе: "Гордые всегда так страдают от бесов". «Господи, - говорит Силуан, - научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа". И снова в сердце ответ от Бога: "Держи ум твой во аде, и не отчаивайся" (Иеромонах Софроний (Сахаров). Преподобный Силуан Афонский. Изд.: Essex. Англия. 1990. С. 20).

Игумен Никон так комментирует это явление: «При правильном подвиге это [видение бесов] дается в конце подвига, когда достигнуто бесстрастие; а при неправильном - приводит рано к "прелести" со всеми последствиями ее: высокоумием, тщеславием, гордостью и бесовскими видениями... По свт. Игнатию (Брянчанинову) и всем свв. отцам, молитва человека должна быть молитвою покаяния, а не исканием благодати... Искание благодати есть признак скрытой гордости, делающей душу доступной бесовским воздействиям. Все - неоплатные должники пред Богом, недостойные милости Божией. Мы все достойны ада. Вот что значат слышанные слова».

"Держи ум твой во аде", то есть смирись, а не ищи благодатных состояний, которых ни один человек не достоин. Долг грехов наших пред Богом неоплатный. Наше дело осознавать этот долг и умолять Бога о прощении и благодарить Его за все милости. А дать благодать - дело милости Божией сердцу сокрушенному и смиренному, но не плата за труд…

Именно по причине отсутствия у старца Силуана надлежащего смирения, ви́дения себя достойным ада и попустил ему Господь познать, кому приносятся его подвиги: "увидел перед собой беса, ожидающего себе поклонения".

Придите ко Мне.….. возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем... и найдете покой…...

Вера, что Господь есть любовь, и что без благой воли Божией ничего не происходит, даёт христианину твёрдость и силу в перенесении самых трудных обстоятельств в жизни. Поэтому обращение к Христу с молитвой и решимость следовать Его заповедям, Его воле приносит человеку тот покой, тот мир души, о котором Апостол писал: И да владычествует в сердцах ваших мир Божий (Кол. 3: 15), который превыше всякого ума (Флп. 4:7). Необходимым условием действенности молитв и получения этого мира являются смирение человека и та кротость, пример которых показал Он Сам. Другого пути к получению этого покоя нет.

Господь, называя игом и бременем жизнь по Его заповедям,  утверждает, что иго Мое благо, и бремя Мое легко. Действительно, ни в одной религии не мог грешник столь легко получить благо прощения и спасения, как в христианстве. Самый яркий пример – справа распятый от Христа разбойник, первым вошедший в рай, но который даже в высшей из всех дохристианских религий – Ветхозаветной иудейской, не мог получить спасения. В других же религиях - тем более. Только христианство, даровав покаяние, открыло грешнику врата рая. Поэтому святые отцы и сказали: «Нет греха непростительного – кроме греха нераскаянного»[1].


[1] Исаак Сирин, св. Слова подвижнические.  Сл. 2. М. 1858.