A
A
A

Как они смотрят на эту проблему ?

НАУКА (подразумевается естествознание), в конечном счете, видит благо в максимальном познании мира во всех его измерениях, с целью достижения полной над ним власти, что сделало бы человека (какого? – об этом речь не идет), фактически, богом в этом мире.

Эта цель очень соблазнительна, однако она вызывает ряд серьёзных вопросов. Вот некоторые из них:

1. Имеет ли под собой какие-либо доказательные основания эта перспектива грядущего человекобожия, не является ли она плодом элементарной фантазии нашего человеческого самомнения?

2. Есть ли достаточно убедительные аргументы того, что будущее “счастливое” человечество, во-первых, не будет жестоко урезанным, при этом самыми коварными средствами (как это, например, было сделано с Россией в 1917 и последующих годах) до т. н.“золотого миллиарда”; во-вторых, не окажется ли и этот остаток рабом небольшой кучки "сверхлюдей", "богов", захвативших обманом и насилием власть в свои руки? Оснований к подобным предположениям сейчас, когда финансы, СМИ и многое другое сосредотачиваются во всё более узком круге деятелей, уже более, чем достаточно. Но в таком случае, подвиг ученых, совершаемый ради человека, не окажется ли средством его порабощения?

Ответ науки на эти вопросы, как это парадоксально ни звучало бы, может быть только одним: "Я ничего не гарантирую, я только исследую, но ВЕРЬТЕ, что все будет о кей".

Именно научного ответа на эти вопросы, а не призыва к вере, наука дать не в состоянии. Вот некоторые из причин этого.

1. Здание науки зиждется на постулатах (признании реальности мира, его закономерности, познаваемости и др.), без которых она не может ни существовать, ни развиваться, но которые не могут быть доказаны.

2. Научные доказательства, в конечном счете, условны, не абсолютны. Даже математические доказательства являются лишь несомненными выводами из положений, которые принимаются(!) за истинные. В большинстве же случаев научные доказательства суть вероятные выводы из вероятных положений. При этом вероятность тем меньше, чем сложнее предмет обсуждения. После теорем Гёделя это стало математической очевидностью.

3. В науке нет критериев, которые бы давали полную гарантию истинности той или иной теории. (Ф.Франк остроумно замечает: "Наука похожа на детективный рассказ. Все факты подтверждают определенную гипотезу, но правильной оказывается, в конце концов, совершенно другая гипотеза").

4. Не зная самых фундаментальных законов бытия в целом, нет никакой возможности убедиться в истинности (следовательно, и полезности) локальных научных закономерностей. А это низводит науку на уровень не более, как инструмента, успешно решающего проблемы под ногами, но не способного оценить ситуацию в масштабах целого.

Что вытекает отсюда?

Во-первых, что естественнонаучные знания даже во всей своей совокупности сами по себе не являются мировоззрением и не могут быть таковым, поскольку наука изучает только естественные явления и закономерности мира, а не бытие в целом. Наука специфически мировоззренческими вопросами не занимается, поэтому всегда были ученые с разными мировоззрениями (агностики, верующие, атеисты). Это область религии и философии. Отсюда понятно, что и сам термин "научное мировоззрение" очень условен.

Во-вторых, и это главное. В решении вопроса о смысле и цели жизни или о благе человека основной проблемой, безусловно, является проблема бытия Бога. И здесь мы можем убедиться, каковы реальные возможности научного ее решения.

Бесконечность познаваемого мира однозначно говорит, по меньшей мере, о том, что наука в принципе никогда не будет в состоянии заявить о небытии Бога, даже если бы Его не было. У нее только одна перспектива: когда-то встретить Бога на пути своего развития. И, как известно, для многих учёных признание Его бытия стало их несомненным убеждением.

Таким образом, наука, основой которой является доказательность и достоверность, свидетельствует, что, она не только в решении главнейшего вопроса жизни, но даже в своей "родной" области не имеет и не может иметь ни безусловной доказательности, ни абсолютной достоверности. Не случайно Фейнман говорил студентам: "А если вы думали, что наука достоверна, - вы ошибались"[1].

А это означает, что надежды на будущее благо, которое обещал (обещает?) научно-технический прогресс человечеству, оказываются не более как розовой мечтой.

ФИЛОСОФИЯ всегда видела благо в познании Истины. Однако ища ее на пути дискурсивного мышления, и не имея никакой возможности доказать способность человеческого ratio к адекватному постижению действительности (если таковая есть), философия вынуждена была свои исходные положения постулировать, при этом нередко заимствуя их у религии. В решении же основного вопроса жизни - ее смысла и блага - она или сливалась с теологией (не с религией!), становясь ее служанкой, или обособлялась, порождая новые системы, истинность выводов которых в принципе не могла быть доказана. Поэтому все философские школы и направления никогда не могли подняться выше требования веры своим утверждениям, т.е своей истине, своему пониманию блага. При этом дистанция, отделяющая понимание блага одной системы от другой, часто оказывалась бесконечно великой: от обожения до наркотиков, от духовного до плотского, от вечного до сиюминутного и т. д.

Не потому ли в виду неразрешимости вопроса о достоверности человеческого познания (см., напр., Т. И. Хилл. Современные теории познания. М.1965) современная философия оказалась вынужденной "забыть" не только идею Истины, но и самое главное, что более всего волнует человека как разумное существо - вопрос о сущности и смысле его бытия, его блага?

РЕЛИГИЯ (в данном случае речь идет о Православии), во-первых, не есть ни наука, ни философия в обычном их понимании, поскольку объектом ее постижения является совершенно иной мир - мир духовный, и рациональные методы познания в ней никогда не были основными.

Любая религия в своем понимании блага обращается или к интуиции человеческой души, или, как, например, православие, непосредственно к Откровению (Отдельный вопрос о его достоверности). Здесь в истинности познаваемого человек удостоверяется непосредственным фактом внутреннего переживания (феори́и). При этом в православии индивидуальный опыт проверяется учением Евангелия и коллективным (соборным) опытом святых – Священным Преданием Церкви.

В православии благом именуется Сам Бог, который есть любовь, и приобщением к которой человеческой личности достигается цель его бессмертного бытия. Принципиально важно отметить, что как бытие Бога, так и бессмертие души человека являются не постулатами чистого разума, тем более не выводами теоретизирующего рассудка, но фактами общечеловеческого религиозного опыта.

И поскольку Бог есть Сущий (т. е. само Бытие, и источник всякого бытия), следовательно, смысл человеческой жизни заключается в целостном (умом, сердцем и телом) познании Его, приобщении к Нему - источнику бытия и блага. В православном богословии это приобщение именуется обо́жением.

Предлагаемый православием идеал блага отвечает основным целям и философии, и науки, поскольку очевидно, что достоверное познание Истины (цель философии) и тварного мира (цель науки) возможно лишь через знание Сущего.



12582 2
Поделиться:
Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/doklady/religiya-filosofiya-nauka-nakanune-iii-go-tysyacheletiya/?text=#">Религия, философия, наука накануне III-го тысячелетия</a>

 

Введите ФИО или войдите через:

 
Ваш комментарий*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено