A
A
A

И экзамен на зло.

 

Мытарства – это не наказание Божье за грехи, а последнее лекарство для тех, кто не только отдавался страстям, но и оправдывался в них, не каялся и «достиг» высокого мнения о себе, своих достоинствах, своих заслугах перед Богом и людьми. Мытарства открывают душе её дно. Без этого познания себя невозможно обращение к Христу, принятие Его – то есть невозможно спасение. Как писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Не сознающий своей греховности, своего падения, своей погибели не может принять Христа, не может уверовать во Христа, не может быть христианином. К чему Христос для того, кто сам и разумен, и добродетелен, кто удовлетворён собою, кто признаёт себя достойным всех наград земных и небесных?»[39]

Для души, не выдержавшей «экзамена» на добро, наступают иные, уже тридцатидневные испытания. Начинается прохождение мытарств. О них в житийной литературе говорится значительно больше, чем о созерцании красоты Царства святых. Причина этого, видимо, в том, что число людей, порабощённых страстям, не сознающих своей греховности, признающих себя достойными всех наград земных и небесных, неизмеримо больше, нежели познавших свою греховность, своё падение и смирившихся. Потому экзамен этот и продолжительнее и сопряжён с мучительными переживаниями души. Но в результате здесь открывается душе вся сила зла каждой её страсти.

Все знают, что такое огонь страсти – человек вдруг подчиняется жуткому гневу, похоти, страху, отчаянию! И тогда всё долой: вера, разум, совесть, собственное благополучие. Подобное, только в неизмеримо большей степени, происходит и по смерти. На мытарстве, то есть на испытании той страстью (или страстями), которой человек жил, в которой видел весь смысл своей жизни, – со всей силой вспыхивает её действие в душе. И тот, кто не боролся с ней, служил ей, тот не устоит перед обманом этого демонского искушения. Происходит срыв на этом мытарстве и падение души в бессмысленный и ничем не утолимый огонь горения этой страстью. Ибо если в земных условиях она иногда могла ещё получать себе пищу и успокоение, то там для неё открываются действительно муки Тантала[40].

Мытарств обычно называют двадцать, и начинаются они с самого, казалось бы, невинного греха – празднословия, которому мы обычно не придаём никакого значения. Апостол же Иаков говорит прямо противоположное: Язык – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда (Иак. 3, 8). Святые отцы и даже языческие мудрецы называют праздность и её естественное и обычное проявление – празднословие – матерью всех пороков.

Двадцать мытарств охватывают все категории страстей, каждая из которых включает в себя целое гнездо родственных грехов. Например, воровство. Оно имеет много видов: и прямое, как воровство из чужого кармана, и бухгалтерские приписки, и нецелевое, в своих интересах, использование бюджетных средств, и взятки, и тому подобное. То же самое и в отношении всех прочих мытарств.

Так душа проходит двадцать экзаменов на грехи.

В житии преподобного Василия Нового[41] блаженная Феодо́ра рассказывает о них в следующем порядке:

1. Празднословие и сквернословие

2. Ложь

3. Осуждение и клевета

4. Объедение и пьянство

5. Леность

6. Воровство

7. Сребролюбие и скупость

8. Лихоимство (взяточничество)

9. Неправда и тщеславие

10. Зависть

11. Гордость

12. Гнев

13. Злопамятство

14. Разбойничество (драки, избиения, убийство)

15. Колдовство (магия, оккультизм, спиритизм, гадания)

16. Блуд

17. Прелюбодеяние

18. Содомство

19. Идолослужение и ересь

20. Немилосердие и жестокосердие.

 

Все эти мытарства описаны в очень ярких, земных образах. Феодора видела там и чудовищ, и огненные озёра, и страшные лица, слышала ужасные крики, наблюдала мучения, которым подвергаются грешные души. Читая этот рассказ, невольно вспоминаешь мудрые слова ангела: «Земные вещи принимай здесь за самое слабое изображение небесных». Но всё это – лишь слабое подобие тех вполне духовных (и в этом смысле «небесных») состояний, которые переживает душа, не способная отвергнуть страсти. Поэтому Валаамский старец схиигумен Иоанн (Алексеев) писал: «Хоть и приняла Православная наша Церковь повествование о мытарствах Феодоры, но это видение частное, человечес­кое, а не Святое Писание. Больше углуб­ляйся в святое Евангелие и Апостольские послания; вот в них, то есть в Святом Писании, каждое слово боговдохновенно»[42].

На основании повествования блаженной Феодоры созданы целые иконографические циклы. Возможно, многим попадались книжечки с картинками, изображающими различные истязания на мытарствах. Чего там только ни увидишь – каким мучениям, каким пыткам подвергают бесы грешников! Фантазия у художников сильная, яркая, и картинки эти впечатляют. Но там всё не так.

Почему же так показано? Причина всё та же: нет возможности передать человеку характер тех страданий, которые ожидают душу, попиравшую совесть и правду. Как, например, объяснить, какое зло человеку от того же самого празднословия? И вот вам картинка: человек, подвешенный за язык.

Конечно, это очень примитивно, но наглядно и понятно даже детям. И, по слову святителя Иоанна Златоуста, «говорится так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых»[43]. Именно на это и были ориентированы картинки мытарств.



Оглавление

151648 8916
Поделиться:
  • Скачать книгу в форматах: PDF АУДИОКНИГА
  • Скачать книгу (на финском языке) в форматах: DOC PDF EPUB
  • Скачать книгу (на испанском языке) в форматах: DOC PDF EPUB
  • Скачать книгу (на немецком языке) в форматах: DOC PDF EPUB
Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/knigi/iz-vremeni-v-vechnost-posmertnaya-zhizn-dushi/?text=#">Из времени в вечность: посмертная жизнь души</a>

 

0

Гость

Время — субъективное понятие, возникающее в психике человека при сопоставлении частот колебательных процессов (явлений), один из которых выступает в качестве эталонного. В силу того, что выбор процесса-эталона субъективен, время — субъективный фактор бытия.

Отсюда и восприятие времени разное. Измерение времени основано на выборе некоего маятника и счётчика полных колебаний. Выбор же эталона субъективен – в зависимости от оценки того или иного развивающегося процесса во Вселенной, но не всегда выбор бывает осознанным, а в некоторых случаях эталон не определён или теряется. Отсюда и время — неопределённое бытовое, физическое, биологическое, социальное и т.п.

В Мироздании — объективном триединстве Материя-Информация-Мера — существует два типа соизмеримости: один тип соизмеримости порождает восприятие времени; второй тип соизмеримости порождает восприятие пространства. Объективно порождать «пространство» и «время» – свойство триединства, но не объективные время и пространство – вместилище материального мира. Объективность времени – в его объективной измеримости, а не в объективной непознаваемости «пространственно-временного континуума». В мировоззрении триединства «материи-информации-меры», пространство и время оказываются выражением свойств соизмеримости различных фрагментов тварного мироздания между собой, и поскольку Человек является частью этого тварного мироздания, то ему свойственно как восприятие пространства и времени, так и порождение пространства и времени своею деятельностью.

Имя Цитировать 0
0

Гость

Если принимаем время как субективен фактор, тогда мы будем сидеть в одну точку.

Имя Цитировать 0
0

Сергей

Цитата
Не позволяй мыслям творить свою волю. Привязывай их к молитве и памяти Божией, насколько можешь.
золотые слова

Имя Цитировать 0
0

Алексей

  Это сильно!

Имя Цитировать 0

Введите ФИО или войдите через:

 
Ваш комментарий*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено