A
A
A

Бог-Троица и языческие триады

§4. Бог-Троица и языческие триады

Credo, quia absurdum est.

Еще более неприемлемым, чем учение о Боге Любви, явилось для иудаизма, язычества, а затем и мусульманства христианское учение о Боге Троице (термин II в.). Основная идея этого учения заключается в утверждении, что Бог, хотя и един в Своем существе, однако Он триипостасен. Бог – это безначальный Отец, Его предвечно рожденный Сын и также предвечно исходящий от Отца Дух Святой. Ипостаси разные, но сущность у них единая. Преподобный ИОАНН ДАМАСКИН, например, писал: «Веруем в единого Бога, единое начало, безначального, несозданного, нерожденного ... неописуемого, неограниченного ... бестелесного ... невидимого ... находящееся выше сущности и жизни, и слова, и мысли ... в трех совершенных ипостасях, неслитно соединенных и нераздельно различаемых, что даже превосходит всякое представление»[1]. Три Ипостаси равночестны, три они есть одна Любовь, имеют единый ум, единую волю, единое действие (святитель Василий Великий писал, что у Бога «единотройственная благодать»), они единосущны (термин IV в.).

Православное учение о Боге Троице говорит, что Бог – это не замкнутая моноипостасная Монада, но и не тритеизм (три бога), не триморфизм (три различных проявления одного Бога), не «семья», в которой бы имелось мужское и женское божество.

Хорошей аналогией понимания того, что христианство, исповедуя три Ипостаси в Боге, сохраняет, тем не менее, полноту веры в единого Бога, может служить история с атомом. У греческих мыслителей этим понятием обозначалась та мельчайшая неделимая (греч. °-tomoj -неделимый) частица, из которой состоят все вещи, и которая является основой всего материального мира. Это убеждение сохранялось до XX-го века, пока не было открыто, что внутри неделимого атома присутствует целый мир. Так и христианская Троица это один неделимый Бог, в Котором, однако, пребывает Триипостасная внутрибожественная жизнь. Эти три Ипостаси Нераздельно и Неслиянно пребывают в единстве одной Божественной Сущности. Свт. Василий Великий писал, что сущность (οὐσία) это то, что обще трём Лицам, то есть Божество, а ипостась (ὑπόστασις) означает собственность каждого Лица, чем одно отделяется от другого[2].

В попытке найти образ понимания Бога-Троицы святые Отцы предлагают несколько вариантов, но, возможно, наилучшим является их обращение к человеку как образу Божию.

Святитель ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ: «Сын называется Словом, потому что Он так относится к Отцу, как слово к уму»[3]

Преподобный МАКСИМ ИСПОВЕДНИК: «Слово... имеет рождающий Его Ум, существующий сущностным образом, то есть Отца, и Жизнь, то есть Святой Дух, также существующую сущностным образом и сосуществующую с Ним»[4].

Преподобный СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ: «Собственный твой дух, или душа твоя, вся есть во всем уме твоем, и весь ум твой во всем слове твоем, и все слово твое во всем духе твоем, нераздельно и неслиянно. Сие есть образ Божий... Итак... как в нем самом ум не больше и не меньше души, душа – ума, слово – ума и души, таким же образом не больше и не меньше Отец Сына, Сын – Отца, Святой Дух – Отца и Сына, но собезначальны суть и равночестны»[5].

Святитель ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ): «Образ Троицы Бога – троица человек... Ум наш – образ Отца; слово наше – образ Сына; дух – образ Святого Духа... Ум без мысли существовать не может, и мысль без ума. Потому-то всякая мысль имеет свой дух… Нравственная сила человека – дух его»[6].

Сравнение христианского учения о Триипостасном Боге с известными в эпоху возникновения христианства т. н. «божественными триадами» свидетельствует о его беспрецедентности.

Семейные триады

Самой распространенной в языческих религиях является семейная триада. Жизнь богов рассматривается здесь по образу человеческой семьи: отец, мать, ребенок. Например, в римской религии – это Юпитер, Юнона, Минерва, в греческой – Зевс, Гера, Афина, в египетской – Осирис, Изида, Гор. Этих триад множество. Что отличает их? Каждый из богов имеет свою природу, но не одну, (срав. арианство); у них нет духовного единства, они способны даже вступать в противоборство друг с другом; в них обязательно присутствует женское божество (вторая «ипостась») – рождающая богиня-мать; третье божество – плод двух других (срав. католическое Филиокве). И все эти три бога не равны между собой.

Очевидны принципиальные отличия христианской Троицы от семейных триад. В Святой Троице рождает Отец, второй Ипостасью является Сын, а не богиня-мать, третья – неведомый язычеству Дух Святой. То есть, кроме числа три в этих триадах нет ничего общего с христианской Троицей.

Индуистская Тримурти

Послебуддийский брахманизм выступает в виде двух течений – вишнуизма и шиваизма, смотря по тому, признаётся ли главным богом Вишну или Шива (почитание Брахмы, фактически, исчезло). Идея объединить эти два течения привела к тому, что многие новобрахманские секты, образовавшиеся в результате этих попыток, теоретически исповедуют так называемую Тримурти («санскрит., букв. – три образа; его иконографическое изображение – одна голова с тремя лицами»[7]): Брахма, Вишну, Шива, рассматривая Брахму как создателя мира, Вишну как его охранителя, Шиву как разрушителя. При этом одни из этих сект считают, что в этой триаде Брахма и Шива порождены Вишну, а другие наоборот – что Вишну и Брахма порождены Шивой (брахмаитов, то есть принимающих главным лицом в Тримурти Брахму, в настоящее время нет). Объединение главных богов в триаду («экуменическая» акция) произошло где-то в середине 1-го тысячелетия по Рождестве Христовом.

Кроме главного бога Вишну у вишнуитов, и Шивы у шиваитов, новый брахманизм признаёт и множество менее важных богов.

Великие боги имеют своих супруг. И если супруга Вишну, богиня Лакшми или Шри, является богиней красоты и счастья, то супругой Шивы является богиня Дурса или Парвати (также Кали) – самый жуткий образ из всех, созданных индусским воображением. Её изображают осклабившейся в зловещей гримасе с массой рук, с ожерельем из человеческих черепов. Ей приносились человеческие жертвоприношения[8].

Попытки найти индуистские истоки в христианском учении о Боге, привели к результатам прямо противоположным. Оказалось, что само возникновение Тримурти произошло под влиянием христианского учения о Святой Троице, которое было проповедано бежавшими из Византии сторонниками осуждённых еретических учений. Таким образом, этот языческий аналог христианской Троицы явился не ее причиной, а следствием.

Но независимо от этого само понимание Тримурти не имеет ничего общего с христианским учением о Троице Боге. Прежде всего, если исходить из существа учения индуизма, то «Брахма, Вишну, Шива суть не что иное, как троякая иллюзия, троякий обман, которому ничего не соответствует в действительности. Существует только одно верховное Существо. Всё остальное есть чистая игра Майи, фантазия или грёза божества…»[9]. То есть речь идёт о троякой маске единого божества, действующего под её прикрытием, но никоим образом не о единстве трёх лиц, которых на самом деле просто нет.

Профессор А.И. ВВЕДЕНСКИЙ пишет, что «необходимо здесь указать по крайней мере, две черты индуистской Тримурти, глубоко и существенно отличающие ее от христианского учения о Святой Троице. Во-первых, в индуистской Тримурти, в радикальную и принципиальную противоположность христианской Святой Троице, различие трех божеств не реальное, но чисто номинальное… Во-вторых, в индуистской Тримурти отношения между отдельными божествами не представляют ника­кого, даже отдаленнейшего, намека на отношения между Лицами Святой Троицы по учению христианскому, т. е. на отношения оте­чества, сыновства и исхождения» [10].

В религиозно-народном понимании Брахма, Вишну, Шива это три разных бога, у которых нет ни единосущия, ни постоянного единого возглавления, они раздельны в своих функциях (творец, охранитель и разрушитель). Все они имеют богинь и множество детей, и, конечно, имеют бесчисленное количество аватар. Это – пантеистический политеизм.

Дао

Совершенно отпадает возможность какого-то сближения с христианской Троицей и даосского понимания Дао. Триединая сущность Дао – это земля-человек-небо. Это пантеизм.

Эллинская Геката

Эллинская Геката – трехликая богиня неба, земли и преисподней (или моря), имеющая соответственно три маски, лица. Это – одно божество, имеющее три различных функции и выступающее под различными образами (ср. ересь Савеллия).

Трехступенчатые эманации

Трехступенчатые эманации единой божественной субстанции в некоторых гностических системах и в неоплатонизме (конец II века по Рождестве Христовом) дали еще один вариант троичного представления Бога. Известная первая триада Плоти́на (†270): Единое, последовательно эманирующее Разум и Мировую душу, хорошо иллюстрирует эту идею. Существо ее состоит в том, что Единое («Бог») в своем движении (эманации – самоизлиянии) создает иерархическую структуру бытия с нисходящими ступенями, то есть с постепенным ослаблением божественного содержания в каждой из них по мере удаления от Единого. Принципиальные отличия этой триады от Бога Троицы очевидны.

Прежде всего, неоплатонизм – это система пантеистическая. Единое здесь безлично. Ипостасей как полноценных субъектов нет. Разум, Мировая душа и последующие ступени: космос, материя, оказались, по существу, тем же богом, но только с меньшим содержанием в них божественного. Потому они не единосущны и не равночестны ни Единому, ни между собой. Плотин признавал доктрину метемпсихоза.

Данная идея это одна из многочисленных попыток «исправить» христианскую Троицу, как не отвечающую идеям и логике философской мысли той эпохи.

Но христианская Троица – это не три маски единой божественной стихии, или взаимозаменимые двойники. Ипостаси Троицы «неслиянны», т. е. безусловно сохраняют личностную неповторимость, и в качестве личностей «нераздельны» и «единосущны», т.е. абсолютно прозрачны и проницаемы друг для друга в единящей любви. Это и составляет доступную человеческому взору сущность Триипостасного Бога. Эта любовь есть не «эротическая необходимость» Платона, подобная безличностной природной силе влечения, но ага́пи, т.е. полная взаимная самоотдача[11].

В истории христианства находим и другие варианты иудео-языческих «исправлений» учения о Святой Троице. Это, прежде всего древние ереси антитринитариев: т. н. динамистов (Павел Самосатский) и модалистов (Савеллий). Их идеи элементарны. Бог один, утверждают они, но проявляет Себя в мире тройственно («триипостасно»): или как три силы (динамисты), или в трех образах (модалисты), получивших имена Отца, Сына и Святого Духа. Здесь вообще нет учения о Троице, Божество рассматривается как безусловно моноипостасное.

Таким образом, христианское учение о Троице-Боге не имело прецедентов ни в иудействе, ни в язычестве. И невероятно предполагать, чтобы такое учение о Боге мог придумать простой не учившийся человек Иисус (Ин. 7: 15), или Его ученики – люди некнижные и простые (Деян. 4: 13). В то же время Церковь всегда бескомпромиссно отстаивала это учение как единственно истинное и решительно отвергала все иудео-языческие попытки его «исправления». Всё это свидетельствует о том, что христианское учение о Троице непричастно ни к каким ранее бывшим религиозным или философским идеям, и говорит о его не земном, Божественном происхождении.

Литература

Булгаков С., прот. Утешитель. О Богочеловечестве. Париж, 1936.

Введенский А И. Религиозное сознание язычества. Т.1. М., 1902.

Глаголев С.С. Сверхъестественное Откровение и естественное богопознание. Харьков, 1900. (С.331-336).

Глаголев С.С. Очерки по истории религии. Ч.1. Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 1902.

Игнатий Брянчанинов, свт. Об образе и подобии. //Соч.Т.2. СПб., 1905.

Лосский В.Н. Бог-Троица. Троица. Троичная терминология. Происхождение Лиц и Божественные свойства. // Богословские труды. №8.

Льюис К.С. Просто христианство. Любовь. Собр. Соч. в 8 т. Т. 1. М., 2006.

Троицкий Н.И. Триединство Божества. Историко-археологическое исследование по памятникам всеобщей истории искусства. Тула, 1909.

Флоренский Павел, свящ. Столп и утверждение истины. М., 1914.


[1] Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. Кн.1. Гл.VIII. М., 1998. С. 85-87.

[2] См.: Василий Великий, свт. Творения. Письмо 38. К Григорию, брату. Т. 2. М., 2009. С. 502–511.

[3] Григорий Богослов, свт. Творения. Т. 3. Слово 30. М., 1844. С. 99.

[4] Максим Исповедник, прп. Книга 1. М., 1993. С. 257.

[5] Симеон Новый Богослов, прп. Творения. Слово 61. Т.2. СТСЛ, 1993. С. 95, 97.

[6] Игнатий (Брянчанинов), свт. Творения. Т.2. СПб., 1905. С.128.

[7] «Тримурти» // БСЭ. В 30-ти тт. 3-е изд. Т. 26. М., 1977.

[8] См.: Аникеева Е.Н. Основные парадигмы индийского религиозного сознания в их сопоставлении с христианским богословием. // Ежегодная богословская конференция ПСТБИ. Материалы 1992-1996. М., 1996. С. 273-274.

[9] Шохин В. Диалог религий. // Альфа и омега. М., 1997. №1(12). С. 284, в сноске.

[10] Введенский А.И. Религиозное сознание язычества. Очерк философской истории естественных религий. Т. I. M., 1902. С. 700, 702.

[11] Христианство. // Философская энциклопедия. Т.5. М. 1970.

 


247 0
Поделиться:
Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/uchebnoe-posobie-po-apologetike/bog-troitsa-i-yazycheskie-triady/?text=#">Бог-Троица и языческие триады</a>

 

Введите ФИО или войдите через:

 
Ваш комментарий*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено