A
A
A

Евхаристия. Употребление хлеба и вина в иудействе и язычестве

§5. Евхаристия

Употребление хлеба и вина в иудействе и язычестве

В атеистической литературе нередко утверждается, что христианская Евхаристия заимствована из религиозных обрядов и культур древних народов. Вкушение хлеба и вина, например, имело место в иудейском праздновании пасхи. Поклонники Митры собирались на общие трапезы, тавроболии, во время которых вкушали хлеб и смешанное с водой вино. У перуанцев имелся обряд, напоминающий Причащение (вкушение священного хлеба – "санку").

Но все эти «священные трапезы» являлись благодарением Божества за дарование земных благ или зна́ком приобщения мистическим силам, но в них не было того, что видим в христианстве.

Преложение, а не пресуществление

Православное понимание, как известно, выражено литургическим термином «metabolh́» (метаволи́ – преложение[1]), в то время как католическое учение говорит о «transsubstantiatio» (пресуществлении). Но различие между ними не столько в терминах, сколько в принципиально различных воззрениях, связанных с ними. Если за понятием метаволи́ стоит изначальное учение Церкви о Евхаристии, то учение о пресуществлении является совершенно новым, возникшим в недрах схоластического богословия Римско-католической церкви и догматизированное ею. Но Церкви оно не было известно в течение, фактически, более полутора тысяч лет!

Существо затронутого вопроса заключается в понимании того, какие изменения, материальные или духовные, происходят с Евхаристическими Дарами, если Церковь изначально именует их Телом и Кровью Христовыми? Именно в этом вопросе заключается сущность разногласий между преложением Православия и пресуществлением католицизма.

Восточные Отцы Церкви и последующая богословская мысль давали разъяснение этой тайны, исходя из того, что истинное понимание Евхаристии возможно только в свете учения Церкви о Христе, ибо Евхаристология – это Христология. Поэтому, как наитием Святого Духа, по определению Халкидонского ороса, соединение Божественной и человеческой природ во Христе произошло неизменно, так и в Евхаристии действием Того же Святого Духа хлеб и вино, соединяются с Божеством Христа, материально не изменяясь, и в силу этого соединения становятся (прелагаются) Его Плотью – Его Телом и Кровью.

По совершенно иному пути – отвлеченно-философскому, «аристотельскому» – пошло объяснение этого вопроса в Римско-католической церкви. Богословами-схоластами была создана теория т.н. пресуществления (transsubstantiatio), согласно которой материальная природа (сущность) Евхаристических хлеба и вина превращается в сущность Тела и Крови Христа (лишь чудесно скрываемые от наших чувств).

Само слово transsubstantiatio впервые было употреблено на Западе, по-видимому, лишь в XII веке. И хотя на протяжении веков не мало было противников идеи пресуществления, главная ее мысль – исчезновение материальной сущности хлеба и вина и появление сущности Тела Христа, осталась в католическом богословии неизменной[2].

Основную идею этого нового учения выразил ФОМА АКВИНСКИЙ (†1274): «Нет никакого иного способа, через который Тело Христово могло бы появиться в таинстве, кроме превращения хлеба в Тело. Итак, если что-то произошло через превращение, это уже не то, чем оно было до этого. Действительность Тела Христова в таинстве требует, чтобы вещества хлеба уже не было после освящения»[3].

Но если возникает Тело Христово – не мертвое же, а Сам реальный Христос, следовательно, и священнослужитель для причащения раздробляет Его (ФОМА АКВИНСКИЙ так и пишет: «убивает, закалает Христа» – immolatio Christi), то не кощунство ли это? Однако Тридентский собор (XVI в.) догматизировал и это, еще одно, неизвестное святым отцам учение: «освящением хлеба и вина совершается изменение всего существа хлеба в существо Тела Христа Господа нашего, и всего существа вина в существо Крови Его»[4].

На православном Востоке официальное признание термина пресуществление (metous…wsij – калька transsubstantiatio) происходит лишь в XVII веке! (Хотя в трудах некоторых греческих богословов, получивших образование в католических университетах, появляется в конце XVI века).

Насколько эта никогда не слыханная в Православии идея раскрывает свою «сущность» показывает документ 1645 года «Православное исповедание веры кафолической и апостольской Церкви Восточной», подписанный четырьмя патриархами, во главе с Константинопольским, и несколькими епископами. В этом документе Евхаристическое Тело Христово без стеснения называется «невареным мясом» (!). Читаем: «поелику человеческая природа отвращается от ядения невареного мяса, а между тем надобно было, чтобы чрез принятие Тела и Крови Христовой человек соединился со Христом: то, чтобы гнушающийся такою яствою человек не отвергнул сего соединения, Бог, по снисхождению Своему, собственную Плоть и Кровь Свою дает верующим в пищу и питие, под прикрытием хлеба и вина»[5] (подчерк. – А.О.).

Константинопольский поместный собор 1691 года уже анафематствует всех несогласных с пресуществлением. Затем этот термин появляется в Послании Восточных патриархов 1848 г. Так, происходит отступление от изначального учения Церкви о преложении, и вводится новый, искажающий Евхаристию термин, а с ним и сама концепция пресуществления, которая затем от греков проникает и в Россию.

Однако, как пишет архиепископ ВАСИЛИЙ (КРИВОШЕИН), термина transsubstantiatio-пресуществление еще нет в русских катехизисах митрополитов Платона и Филарета (первой редакции 1823-24 гг.). Он был добавлен в катехизис митрополитом Филаретом (Дроздовым) лишь в третьей редакции 1839 года под давлением обер-прокурора Синода. И «можно только жалеть о внесении в Катехизис этого чуждого православному преданию схоластического термина»[6]. С этого времени термин «пресуществление» стал широко входить в богословскую школьную терминологию в Русской Церкви.

Но есть ли основания для такого грубо-натуралистического воззрения на Евхаристию? Ведь сама идея о возможности сохранения свойств, или качеств, вещи при изменении ее сущности является чистейшей схоластической фикцией. Она совершенно голословна и не вытекает ни из природы сотворенных вещей, ни из каких-либо указаний Откровения, ни из учения святых Отцов.

Святитель ВАСИЛИЙ ВЕЛИКИЙ прямо писал об этом: «Не [нужно] тратить времени на умствования, исследуя само подлежащее, не доискиваться какого-то естества, которое лишено качеств и само в себе взятое бескачественно, но твердо помнить, что все свойства, усматриваемые в земле, будучи восполнением сущности, входят в понятие бытия. Покусившись отвлечь разумом от земли каждое из находящихся в ней качеств, придешь ни к чему (к ничто). Ибо если отнимешь черноту, холодность, тяжесть, густоту, качества земли, действующие на вкус или и другие, какие в ней усматриваются [свойства], то подлежащим окажется ничто»[7].


[1] В Литургиях святых Иоанна Златоуста и Василия Великого: «Преложив Духом Твоим Святым».

[2] См. Eucharist (as sacrament). New catholic encyclopedia. 1967. S. 599-615.

[3] Цит. по: Яннарас X. Вера Церкви. М., 1992. С. 188.

[4] Катехизис Католической Церкви. §1376. М., 2002. С. 333.

[5] Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. Вопрос 107 // Догматические послания православных иерархов XVII-XIX веков о православной вере. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995. С. 71.

[6] Василий (Кривошеин), архиеп. Символические тексты в Православной Церкви. БТ, 2003. С. 69.

[7] Василий Великий, свт. Творения. Т. 1. Беседы на Шестоднев. М., 1845. С. 14.


Единосущность всех сотворенных вещей

94 0
Поделиться:
Ïîäåëèòüñÿ ñòðàíèöåé
<a href="/books-and-publications/uchebnoe-posobie-po-apologetike/evkharistiya-upotreblenie-khleba-i-vina-v-iudeystve-i-yazychestve/?text=#">Евхаристия. Употребление хлеба и вина в иудействе и язычестве</a>

 

Введите ФИО или войдите через:

 
Ваш комментарий*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено